«Я не уверен, что Набиуллина сможет противостоять издевательскому курсу»

Она не фанат, она прагматик, и ее мировоззрение – в современном мировом мейнстриме

Госдума утвердила Эльвиру Набиуллину на пост председателя Центробанка. Как передают СМИ, она обещает сохранить курс на ограничение инфляции. Означает ли это, что Набиуллина фактически продолжит курс своего предшественника и никаких принципиальных изменений не предвидится?

Мы обратились к известному тележурналисту Михаилу Леонтьeву с просьбой прокомментировать назначение Набиуллиной и ее первые заявления.

ЦБ проводил кудринский курс

В нормально действующем аппарате, даже если есть желание резко развернуть курс, не принято демонстрировать отказ от преемственности. Например, Шойгу очень деликатно отзывался о политике предыдущего руководства. На самом деле это считается достойным поведением. Обама пытается развернуть свой курс и курс своих предшественников по Ближнему Востоку и в отношении России, но риторика у него стала гораздо более преемственной, чем это можно было ожидать с учетом репутации тех людей, которых он набрал.

Когда я говорил, что Набиуллина – это хороший выбор, я имел в виду, что это лучший выбор из тех, которые можно себе представить в нынешней парадигме российской экономической политики. У меня есть серьезные претензии к этой парадигме, то есть к той системе ограничений, которая принята нашим политическим руководством. Эти претензии были всегда, они не новые. ЦБ проводил кудринский курс. Этот курс отличается не столько доктринальной узостью, сколько чертами очевидной нелепости. Вот этого у Набиуллиной не будет точно.

Она не говорила, что нужно изменить политику Центробанка. Она тем более не говорила, что нужно изменить законы, которые бы регулировали деятельность Центробанка. Она выразилась мягче: она сказала, что российская экономика и Центробанк доросли до такого уровня, что теперь они должны заниматься экономическим ростом, а не только таргетированием инфляции.

При этом она произнесла правильные с точки зрения преемственности слова о сокращении инфляции. Вместе с тем она сказала, что нужно обеспечить доступные ставки кредитов для реального сектора. Она это сказала, констатировав, что эти ставки практически недоступны для реального сектора.

Возможности Центрального банка ограничены в отношении финансовой политики государства

У нас нет рынка кредитов для производителей. Она говорила, что нужны новые длинные инструменты. Это то, о чем все время наши либерал-государственники из экспертного сообщества намекали кудринцам и игнатьевцам.

Она говорила, что существуют инструменты создания длинных денег. Это не выглядит политическими манифестами, но это очень обнадеживающие и дельные высказывания. Я понимаю, что она – человек, аппаратно чрезвычайно тертый, и ее назначение – это продукт в том числе и компромисса, приемлемого и для кудринцев. Она не будет их политически топить.

Я не услышал в ее высказываниях ничего такого, что переубедило бы меня в том мнении, которое я высказывал при ее назначении. Нет каких-то неожиданно новых надежд, нет и разочарований в том, что я уже говорил. В своем выступлении она все подтвердила и мягко проявила акценты с точки зрения новых задач в политике банка. Да, это было очень мягко и компромиссно, но что вы хотели ожидать от человека, который действует в таких обстоятельствах?

Безусловно, она – либеральный экономист. Она не фанат, она – прагматик, и ее мировоззрение – в современном мировом мейнстриме. Но мировоззрение кудринцев – не в мейнстриме. Если мы ставим в пример Минфину и Центробанку политику ФРС США, то мы пытаемся вменить им прекратить издевательства над экономикой, потому что курс был издевательским. Я не уверен, что Набиуллина сможет противостоять издевательскому курсу, а возможности Центрального банка ограничены в отношении финансовой политики государства. Но она будет пытаться это делать. Вероятность этого очень большая. Она – ответственный человек.

Источник