Неужели всё-таки “Новый курс”?

Первые размышления по поводу Послания-2012 президента Путина

Разумеется, Послания Путина ждали, ибо не без основания ожидали от него объяснения того, какой курс намерен проводить вернувшийся Путин. Не надо доказывать, что «второго пришествия» Путина либералы, и Запад категорически не хотели. И именно поэтому весь минувший политический год прошёл под знаком противостояния двух сил, которые (по удачному определению С.Кургиняна) можно назвать «партией развала» («революционеры») и «партией гниения» («охранители»). Принципиальным вопросом, таким образом, являлось – чью сторону примет Путин: решит «ничего не менять, а оппозицию прессовать», «сдаться на милость Запада и его сторонников» или (на что была робкая надежда) предложит «что-то третье».

Разумеется, всеми сторонами было сделано всё, чтобы подтолкнуть президента к нужному себе решению. Как раз накануне Послания «прокремлёвский» «Фонд развития гражданского общества» Константина Костина выпустил доклад в духе «всё хорошо, прекрасная маркиза», который, очевидно, имел целью убедить Путина, что он всех уже победил и потому менять курс не стоит.

Либералы, как всегда, поступили тоньше, выпустив сразу два доклада, призванные разыграть известную «разводку» в стиле «хорошего и плохого полицейского». В роли «плохого» выступил американский Фонд Карнеги, стращавший, что, мол, «власти… не могут предложить заслуживающий внимания план развития… Путин потерял легитимность в глазах наиболее динамичной части общества», а посему революция или постепенная деградацию населения и страны «более вероятны, чем эволюция и реформы». В общем, «всё плохо и вот-вот рванёт». Ну, а роль «хорошего полицейского» играл доклад Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина, предлагающий в качестве, якобы, единственного варианта спасения – помириться с “наиболее активной частью гражданского общества», предложить ещё более либеральную «честную и понятную стратегию социально-экономического развития», а все репрессии направить против собственных «неэффективных и коррумпированных управленцев», что и «позволит сформулировать новый “общественный договор”. Называя вещи своими именами, один пытался запугать, другой – предлагал «сдаться на более или менее почётных условиях».

Так вот, первым и главным позитивом, который присутствует в Послании, стало то, что Путин не пошёл ни по одному из путей, навязываемых ему «партией гниения» и «партией разрушения», а продекларировал нечто третье.

Теперь – о содержании Послания. Любой непредвзятый критик найдёт в нём, что поругать: есть там и сомнительные либеральные штампы, и рассказы о достижениях и победах, по которым можно задать много вопросов… Однако, сегодня гораздо важнее, как мне кажется, разглядеть в нём то, что, несомненно, является шагами в правильную сторону и буквально соответствует предложениям, все последние годы раздававшимся со стороны «патриотического поля».

Наконец-то заявлено о необходимости планировать развитие страны не на 3-4 года вперёд, а на дальнюю стратегическую перспективу. Причём, общий курс должен быть сохранён вне зависимости от того, какая партия победит на следующих выборах. Возможно подобное только при наличии не изменяемой в зависимости от политической конъюнктуры госидеологии. Введение которой (а значит, и соответствующий пересмотр Конституции 1993г), таким образом, становится лишь вопросом времени.

Едва ли не впервые признаётся «катастрофа ценностей» в современной России (то, что мы, вслед за Булгаковым, всегда называли «разрухой в головах»), утрата «нравственных ориентиров», «а если нация не способна себя сберегать и воспроизводить, если она утрачивает жизненные ориентиры и идеалы, ей и внешний враг не нужен, всё и так развалится само по себе». Это – поистине «революционное» признание после 20-летнего тотального господства либеральных мифологем. Но и это ещё не всё: подчёркивается необходимость не просто развития России, но и сохранения ею «своей духовной и культурной идентичности» («Не растерять себя, как Нация. Быть и оставаться Россией») – от чего один шаг до признания уникальности Русской цивилизации и недопустимости преобразований, этого не учитывающих.

Вопреки всей либеральной догматике о «первичности прав перед обязанностями», признаётся, что «работа каждого на себя имеет свои пределы и границы», то есть, что личный успех нельзя строить вопреки общественному благу. Это важнейшее мировоззренческое положение, абсолютно соответствующее традиционному для Русской цивилизации миропониманию. Сюда же можно отнести определение сущности патриотизма не только как «любви к своей истории», но и как к «служению обществу и стране». Причём, подчёркнуто, что и власть должна не властвовать, а служить – «вкалывать», что негоже чиновнику, а равно – и депутату, держать за границей деньги и иметь там собственность, источник средств на покупку которой не удаётся объяснить. Также планируется введение «контроля над расходами» с изъятием невесть откуда взявшихся у скромных «слуг народа» богатств, развитие общественного контроля, налог на роскошь, что тоже наверняка получит одобрение у большинства наших сограждан. Если всё это будет воплощено, нельзя исключать, что страна находится накануне серьёзной «чистки» своей элиты.

Вопреки вышеупомянутым «советам» зарубежных «доброжелателей» – замириться с так называемым «креативным классом» и опереться на него, Путин делает важное заявление: он вообще не считает «креативным классом» возомнивший о себе и возжелавший политической власти «офисный планктон». Для него «креативный класс», на который он хочет опереться, это – врачи, учителя, учёные, преподаватели ВУЗов, работники культуры. То есть, ставка делается не на паразитарную прослойку «экономики Трубы» (разного рода банковских клерков, рекламщиков, пиарщиков, посредников и прочих «компьютерных хомячков»), а на тех, кто становится опорой Государства при нормальном модернизационном проекте развития. Особенно подчёркивается, что ставка будет делаться и на провинциальную интеллигенцию, «которая во все времена была профессиональной и моральной опорой России», а также – на систему образования, готовящую специалистов для местных предприятий… И тут тоже совершенно нечего возразить – именно так и должно быть, если страна будет переориентирована на действительное развитие вместо нынешнего загнивания у «Трубы» под разговоры о «стабильности».

Кое-что новое можно заметить и на «национальном направлении». Признано, что для возрождения национального самосознания необходимо осознание целостности российской истории, а значит, заведомая глупость экс-президента Медведева о «молодой 20-летней российской государственности», над которой смеялась вся страна, более властью повторяться не будет. О России наконец-то говорится не как о «части западной цивилизации, а как о «государстве-цивилизации», причём, «скреплённом русским народом, русским языком и русской культурой, которые для всех нас(!) родные, которые всех нас объединяют и не дают раствориться в этом многообразном мире. А уж от слов «для всего мира мы – один народ, мы – русские» – всего один шаг до идей Ивана Ильина о «русских татарах», «русских калмыках» и т.д.

Исходя из того же вполне адекватного подхода, даётся позиция по миграционной политике. В частности, констатируется недопустимость создания «замкнутых этнических анклавов». Предлагается облегчённое гражданство для «соотечественников», под которыми (в отличие от сенаторов, инициировавших недавно закон об «упрощённом гражданстве») предлагается понимать не всех подряд, а только «тех, кто духовно близок к России», является «носителем русского языка и русской культуры». И при этом – ужесточение наказания за нелегальную иммиграцию и предстоящий запрет въезда в Россию из стран СНГ не по загранпаспортам. При этом для граждан стран – членов Таможенного союза и Единого экономического пространства порядок въезда в Россию останется прежним, а все прочие – извините… И здесь тоже – возразить нечего.

Немало правильных вещей сказано об образовании, которое (наконец-то!) именуется не «платными услугами для повышения конкурентоспособности человека как товара на рынке труда», а системой формирования граждан, причём особо подчёркивается наряду с образовательной воспитательная составляющая. «Нужно вернуть школе безусловную ценность… не забывать об огромном значении качества преподавания русского языка, истории, литературы, основ светской этики и традиционных религий». Если президент действительно так считает, не исключено, что вскоре нас ждёт серьёзная коррекция давно вставшей всем поперёк горла «реформы образования».

Что же касается политической системы, то высказано согласие с возвращением на выборы «одномандатных округов». И это также, несомненно, шаг в нужном направлении, – к голосованию за конкретных людей, а не за «партийные списки». При этом чётко сформулирован ряд ограничений по поводу того, кого в политику не пустят. В частности, недопустима деятельность по нарушению единства и неделимости России; политикам, финансируемым из-за границы и криминалу доступ в политику должен быть закрыт; а разговор власть будет вести с теми политическими силами, которые в состоянии цивилизованно сформулировать свои требования. Что ж, и подо всем этим может с чистой совестью подписаться любой уважающий себя патриот.

Есть достаточно позитивные предложения и в области экономики. Правительству велено разработать ряд мер по «деоффшоризации» (выводу из оффшоров) экономики. Признано, что «резервы сырьевой модели исчерпаны» и следует опираться на «реальное изменение структуры экономики, создание новых и возврат лидерства в традиционных промышленных отраслях, развитие малого и среднего бизнеса». Также «нужно исключить из системы права все зацепки, которые позволяют превращать хозяйственный спор в сведение счётов при помощи заказных уголовных дел». Подчёркивается необходимость дешёвых и «длинных» кредитов для экономики и необходимость конкурентоспособных банковских ставок. Здесь, очевидно, вскоре встанет вопрос о политике Центробанка, которая, в отличие от политики ФРС или Европейского центрального банка направлена отнюдь не в интересах собственной экономики. Обещано также начать вкладывать в нашу экономику деньги Резервного фонда и Фонда национального благосостояния – пока только 100 млрд. руб., но, как говорится, «лиха беда начало»…

Ну, а теперь о том, каково впечатление от Послания в целом. Можно ли сказать, что патриотическому полю послан вполне определённый, как говорят сегодня, «мэсседж» о готовности к серьёзной коррекции курса? Безусловно, да. Можно ли сказать, что послание президента означает его решительный разрыв с 20-летним «Либеральным проектом» и «переход на сторону Народа», о котором мечтали патриоты. Нет, конечно.

Но ведь в нынешних условиях – давайте оставаться реалистами! – подобного просто и быть не могло! Причём, вовсе не потому, что Путин «не захотел» или «не решился». Предположим на минуту, что «захотел» и «решился». Что дальше?! Для нового курса понадобится серьёзная общественная и властная опора, которой Путин в сегодняшней России (и даже, вопреки распространённому мифу, в «Единой России») не располагает.

Опереться на «патриотическое поле»? Но в результате 20-летнего прессинга власти и фактического предательства патриотического Дела той частью бизнеса, которая сама себя именует «патриотической» и даже «православной», сегодня это поле раздроблено, частично маргинализовано и консолидирующих центров, располагающих соотносимым с либералами финансовым и информационным ресурсом, там нет. Опереться на презираемые обществом так называемые «кремлёвские» движения – для Путина самоубийственно. Есть, правда, ещё абсолютно лояльный, но при этом полувиртуальный и совершенно невнятный ОНФ, напоминающий Ноев ковчег, где «всякой твари по паре», но при этом ни чёткой идеологии, ни понимания общей цели нет в помине: этакий «всадник без головы», изначально не способный на самостоятельную политическую роль.

Таким образом, решись Путин действительно начать поворот страны из либерального тупика, опираться ему придётся на всех, кто будет согласен, чтобы на него в этом деле опирались. То есть, не только на «патриотов», но и на «левых», и даже на часть не вовсе уж «гнилых» либералов. А для этого придётся предлагать некую общую платформу, приемлемую для всех этих категорий. В Послании -2012 именно она и предлагается:

  • Борьба за суверенитет – без чего сойти с нынешнего колониального по сути пути и начать развиваться самостоятельно Россия просто не может.
  • Патриотизм, традиционные ценности и культура, понимание России как «страны-цивилизации» с собственным путём развития и собственным подходом к демократии. Начало «чистки элит», о которой мы давно мечтали, для начала – от любителей держать деньги и имущество за границей.
  • Пусть робкие, но вполне «прорусские» шаги в национальной и миграционной политике.
  • «Деоффшоризация» экономики, дешёвые кредиты своему производителю, уход от «сырьевой модели» и «государственного рейдерства»…

Отсюда – вопрос: как к этому следует относиться нам, патриотическим силам? Как бы кто из нас ни относился к Путину лично, что бы из прошлых решений ни ставил ему в вину, думаю, что сегодня это – не повод брюзжать нечто вроде «а вот пусть-ка он сперва докажет, что говорит правду, а мы тогда посмотрим…» Если власть (в кои-то веки!) делает ряд шагов, которые буквально списаны с идеологических документов «Народного Собора», то с какой стати мы должны быть против?! Даже соблюдение «нейтралитета» в этой ситуации означало бы предательство нами своих принципов. Поэтому считаю необходимым заявить такую принципиальную позицию: мы поддерживаем целый ряд принципиальных положений, которые заявил Путин в своём Послании, и, более того, готовы поддерживать соответствующий курс и самого Путина – если заявленное им в Послании не будет расходиться с конкретным делом. Нам послан «мэсседж», мы его поняли и приняли, ждём конкретных шагов, которые готовы поддерживать.

Кстати, движение Власти в правильном направлении и смена стратегической задачи всегда неминуемо ведёт и к коррекции идеологической. Так уважаемый многими и «правыми», и «левыми» патриотами Сталин образца 1928 и 1938 года – это в идеологическом плане два разных человека. Только прекратив ленинско-троцкистские игры в «мировую революцию», в которых СССР рассматривался всего лишь как «расходный материал» («полено в топке»), и начав вполне имперское «строительство социализма в отдельно взятой стране», Сталин радикально скорректировал идеологию. Так Русский народ из «угнетающей нации, обязанной компенсировать окраинам многовековое угнетение» стал «старшим братом», Минин, Пожарский и Суворов – из «душителей свободы» превратились в народных героев, патриотизм перестал быть ругательством, а в школы и ВУЗы вернули преподавание истории. Но стало всё это возможным только с 1935 года! И только потом была победа в Отечественной войне и тост «За русский народ!»…

Так что, нельзя исключать, что изменение цели приведёт к изменению курса, а там – и к изменению идеологии. И как знать, не увидим ли мы через пару лет совершенно другого (чем мы привыкли думать) Путина, которому ни один патриот не сочтёт себя вправе бросить упрёк за нечто сказанное или сделанное в прошлом?!

Владимир Хомяков,
сопредседатель
Общероссийского общественного
движения «Народный Собор»