«Мы должны каким-то образом создать автономную от США и ЕС финансовую систему»

США проводят политику стимулирования экономики через расходы

Основным механизмом антикризисной политики Соединенных Штатов в текущей ситуации был и остается печатный станок. США проводят политику стимулирования экономики через расходы. Это можно было бы назвать кейнсианской политикой, но ее критиковали как своего рода кейнсианство для богатых. В эпоху «Нового курса» выгодоприобретателем становился средний класс, а здесь речь идет прежде всего о поддержке финансового сектора. Это кейнсианство для богатых и есть.

Рынки могут действовать истерически, то есть в логике сигналов

Такая политика вливания денег в экономику не позволяет устранить структурные предпосылки нынешнего кризиса, позволяет отсрочивать кризис. Деньги не находят себе полностью инвестиционного применения в реальном секторе и участвуют в раздувании спекулятивных, финансовых и товарных рынков. Рынки могут действовать истерически, то есть в логике сигналов, а одним из сигналов способно стать сокращение госрасходов. То есть госрасходы не только подпитывают экономику, но и создают ситуацию, при которой европейцы и американцы принимают решения, исходя из того, чтобы не дать рынку сигналов к истерическим реакциям.

Но, с другой стороны, если произойдет сокращение госрасходов, это действительно может привести к рецессии. В США существует очень мощное, квалифицированное управление государственным спросом, то есть речь идет не только о надувании «пузырей». Федеральная контрактная система развита и является механизмом государственного планирования экономического развития через госзаказ. Этот механизм нуждается в финансах, в финансовом «кровообращении». Если оно сокращается, это не самым лучшим образом будет сказываться и на экономике в условиях отсутствия других естественных стимулов роста. Этих стимулов пока недостаточно.

США – эмитент глобальной резервной валюты, и поэтому влияние оказывается всеобщим

Есть концепция кризиса, в соответствии с которой кризис связан с технологической паузой. То есть исчерпан потенциал роста, обеспечивавшийся электронно-коммуникационными технологиями, а технологии нового уклада находятся в зачаточном состоянии, и пока новый виток роста вокруг них не может быть запущен. В этой ситуации, когда нет полного применения деньгам в реальном секторе, действуют по принципу «ночь простоять да день продержаться».

Американские деньги вращаются на глобальных рынках, и глобальные рынки ориентируются на решения американского регулятора как на один из основных индикаторов, то есть это может влиять на их состояние. У нас с Соединенными Штатами не сильно развита кооперация или прямая торговля, и мы могли бы не беспокоиться относительно каких бы ни было экономических процессов в США. Но США – эмитент глобальной резервной валюты, и поэтому влияние оказывается всеобщим.

Что делать нам? В ситуации глобальной технологической паузы надо осваивать технологии предыдущего уклада и создавать задел для развития технологий следующего уклада. Для этого можно и закупать технологии, и создавать совместные предприятия. Отмечу, что у нас далеко не исчерпан ресурс, связанный с государственными и частными инвестициями в инфраструктуру. Есть страны, где все построено, поэтому там нулевой экономический рост во многом естественный. А у нас проблема источников роста должна рассматриваться и решаться иначе. Но для того, чтобы мы могли самостоятельно создавать источники роста, мы должны каким-то образом создать автономную от США и ЕС финансовую систему. Этого пока не наблюдается.

Источник