Волга умрёт на «Отметке 68»

Актуализированы планы по «доламыванию» великой русской реки …

Казалось, после потерь минувшего века, наступило в истории России время сбора камней. Когда надо терпеливым трудом исцелять раны, восполнять бреши нанесенные народу и земле, на которой он живёт. Казалось, произвол вандалов и волюнтаристов, калечивших души людей, уничтожавших культурно-историческое наследие, насиловавших природу навсегда ушёл в прошлое.

Однако новые планы «преобразователей» Волги заставляют думать, что вместо созидания и возрождения начинается новая атака на основы российской жизни.

Кому выгодно

Нельзя отказать в настойчивости и упрямом стремлении мегакомпании «Русгидро» (объединяет все гидроэлектростанции страны) поднять уровень печально известной Чебоксарской ГЭС.

Нелишне будет напомнить, что гидроэнергетический гигант «Русгидро» – один из лакомых кусков, образовавшихся в ходе реформы (развала) единого энергосетевого хозяйства страны. Осуществлял раздел, как известно «добрый гений» российских реформ Анатолий Чубайс. Потому актив и был передан под управление мало кому известному в энергетике, но зато близкому к Чубайсу Евгению Доду.

Как известно, для менеджеров чубайсовского набора прибыль – всё, остальное – ничто. Ныне они расходуют огромные деньги и ведут рекламную компанию «за поднятие» Чебоксарской ГЭС. Это даст им дополнительные мегаватты энергии и миллиарды рублей, повысит капитализацию и котировки компании.

Такие издания как «АиФ», «Труд» и некоторые помельче десятками публикуют оголтелые проплаченные материалы. Бравурные заметки готовят сотрудники, большинство из которых не то, что не знакомы с проблемой – на Волге-то ни разу не бывали. Для них боль великой реки, боль Поволжья, тех, кто живет по ее берегам – всего лишь абстракция (как уверяют их эксперты из ОАО «Русгидро» к жизни отношения не имеющая). Поистине, горе-журналисты не ведают, что творят.

На самом же деле в погоне за прибылью «Русгидро», получившее во владение всё советское гидроэнергетичское хозяйство, намерено совершить то, от чего в ужасе отказались в 80-х годах прошлого века.

После ввода в эксплуатацию Чебоксарской ГЭС (1981 г.), этого очередного тромба, перерезавшего главную артерию страны, уровень воды был поднят на отметку в 63 метра. К счастью хватило ума не поднимать сразу до задуманных 68-и метров.

И без того тысячи домов, десятки тысяч гектаров заливных лугов, реликтовые леса ушли под воду. С тех пор бедствует Нижний Новгород и все те города и села, что стоят ниже по реке. Весеннее подтопление стало бедой и заботой их жителей. Скорость течения в реке упала, вода летом цветёт, почти исчезла рыба, в прибрежных территориях гниет затопленный лес.

30 лет назад власти (тогда еще СССР), увидев последствия ввода Чебоксарского монстра в эксплуатацию на стандартной отметке 63 метра для Нижегородской области и республики Марий Эл, одумались. И не стали доводить проект до убийственного конца. То есть до того, что предлагается теперь – доведения высоты плотины до 68 метров.

Последствия

Что означают эти лишние 5 метров воды?

Можно последовательно опровергнуть все доводы «Русгидро» и нанятых ими глашатаев и кликуш. Потому что каждый из их «аргументов» не выдерживает критики.

Но начать стоит с того, чему наши благочестивые предки всегда уделяли наибольшее внимание. «Не стоит город без святого, а селение без праведника». Веками хранил народ эту мудрость. Вот и город Нижний Новгород, славный освободитель Руси от нечестия Смутного времени, торговый Центр Российской империи имел своих святых. Среди них чтил и имена, дорогие любому православному сердцу. Одно из них – Александр Невский, усопший в волжском Городце, в честь которого был построен храм на знаменитой «стрелке» – месте слияния Оки с Волгой.

Этот уникальный по совершенству своих пропорций, вписанности в пространство реки и города храм будет подтоплен и обречен на уничтожение. Впрочем, как и многие другие исторические памятники Нижнего, в том числе относящиеся к ансамблю нижегородского Кремля.

Но ещё большая угроза нависла над другой святыней – Макарьевским монастырем, являющимся одной из главных святынь не только Поволжья, но всей России. Его Казанский храм в результате затопления погибнет, монастырские земли полностью уйдут под воду, а стены и все иные сооружения разрушаться через несколько лет постоянных подтоплений. Насельники монастыря, церковные власти Нижегородской епархии уже не раз обращались к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву с мольбами и просьбами остановить губительный проект.

Возможно, Волге «повезло», потому что насилие над природой сопровождается насилием над людскими судьбами и над самой историей. Нижний Новгород – многомиллионный город, который не хочет мириться с ситуацией затопления и превращаться в зону постоянного бедствия, бесконечного материального и морального ущерба.

И все же если брать материальный аспект угрозы наиболее важным следует считать те непоправимые последствия, к которым приведет «Отметка 68» всю великую реку.

В погоне за мегаваттами, то есть за сверхприбылями «Русгидро» спешит «закупорить» течение Средней Волги. Того единственного участка реки, где еще осуществляется относительно нормальное течение. После этого Волга окончательно потеряет способность к самоочищению и превратится в длинное сплошное болото, состоящее из цепи гигантских водохранилищ.

Качество воды ухудшится. Для питья она станет непригодной. И это уже будет означать ситуацию близкую к гуманитарной катастрофе. Ну а о знаменитой волжской рыбалке придется навсегда забыть. Нет, конечно, кое-какие мальки в отстойных цветущих затонах будут попадаться. Другой вопрос можно ли их будет употреблять в пищу.

Ведь перспектива поднятия уровня воды вызвала к жизни еще один «проклятый вопрос». О ядовитых захоронениях химических производств города Дзержинска. Там за десятилетия их было свалено столько, что хватит отравить население, вдесятеро превышающее нынешнюю численность жителей РФ. Уклончивые объяснения экспертов, ангажированных «Русгидро» о том, что затопление «не коснется основных свалок» с учетом накала дискуссии звучит скорее саморазоблачительно, чем успокаивающе.

Стоит понять – напрасно те же нижегородские власти обвиняются критиками в «отстаивании» местечковых интересов. С цифрами на руках они убедительно доказывают, что даже если подходить к вопросу исключительно с точки зрения выгоды, никаких перспектив у проекта гидроэнергетиков нет и быть не может.

Убытки, связанные с переселением десятков тысяч людей (от Балахны до Чебоксарского водохранилища), с проведением всего комплекса мероприятий по защите от экологического бедствия (Дзержинск), по ирригации и минимальной защите о катастрофы затопления (Нижний Новгород) – в конечном итоге все это выльется в сотни миллиардов, а с учетом отечественных традиций казнокрадства триллионы рублей. И платить их будет вынуждено государство. Так же как государство наверняка привлекут к инвестированию в достройку ГЭС до нового уровня, что тоже потребует многомиллиардных вложений. То есть налогоплательщики будут давать свои деньги на убийство великой русской реки.

Пока не поздно

Сколько же десятков, а то и сотен лет потребуется, чтобы окупить энергосбытом даже эти, не поддающиеся подсчету затраты?

Если же говорить о Волге в целом, о значении экологии ее бассейна для России и что не будет преувеличением, для всей Евразии, ущерб от стремления получить поистине местнический и хищнический барыш становится немыслимым.

Единственным доводом, при помощи которого сторонники «перестройки» Чебоксарской ГЭС пытаются втянуть оппонентов в дискуссию, является проблема судоходства на обмелевших участках Волги. Но и здесь давно найдено экономичное и безвредное с точки зрения безопасности и экологии решение – строительство подпорной плотины. Но контраргумент предпочитают замалчивать или не слышать.

Волга – это не просто великая русская река. Это как будто само воплощение русской души. Все утраты и трагедии, как и все великие Победы отразила она в своих водах, восприняла на своих берегах. И там, где она начинает свое течение, у живописного Плёса, запечатленного Левитаном, и там где герои труда, они же жертвы большевизма соединяли ее великими каналами с другими реками, там, где над Рыбинским водохранилищем возвышаются остовы затопленных церквей, там где возвышается сталинградская Родина-Мать, и перед завершением пути, где необъятная дельта соединяется с Каспием.

Не дать убить, как назвал Волгу сам народ «мать родную», не дать превратить ее живую, живоносную воду в мертвую – одна из главнейших задач всего российского общества сегодня, а не только тех, кого катастрофа коснется в первую очередь. Осознать это, значит сделать первый шаг к победе в еще одном сражении бесконечной битвы за Волгу.

Только если все граждане России, все ответственные силы, все те, кто имеет не только высокое положение, но сохранил и совесть, обратят внимание на крик о помощи миллионов нижегородцев и марийцев – только в этом случае планы по превращению Чебоксарской ГЭС в убийцу Волги будут раз и навсегда забыты. А сама река, с ее божественной красотой и святынями получит шанс на спасение.

Источник: РНЛ