Атака мертвецов

«Бессмертный гарнизон» Первой мировой войны.

Современники по-разному называли ту войну: в Европе – Большой или Великой, в дореволюционной России – Второй Отечественной или германской. Сейчас она известна как Первая мировая. Однако известно у нас об этой войне, её сражениях и героях до прискорбного мало, хотя менее чем через два года исполнится 100 лет со дня ее начала.

Учебники истории советских школ и вузов проходились по Первой мировой вскользь, акцентируя внимание на том, что она «создала предпосылки для Октябрьской революции». Так, между делом, упоминались «выстрел в Сараево», «Брусиловский прорыв», братание на фронте, да ещё Брестский мир, благодаря которому Россия не попала в число стран-победительниц. Больше школьнику и вспомнить было нечего.

Между тем, в истории той войны было множество ярких эпизодов, достойных долгой памяти потомков и отражения в кино и литературе. Нет сомнения, что так бы оно и было, если бы их участниками были американцы, французы, британцы или хотя бы итальянцы (в отличие от Второй мировой, в Первой они воевали на стороне Антанты). Но ими были русские солдаты и офицеры, а после 1917 года в «стране победившего социализма» признавать проявления героизма в царской армии было, мягко говоря, не принято.

Одной из страниц, которая украсила бы летопись любой армии мира, стала оборона крепости Осовец в 1915 году.

Накануне войны считалось, что крепостные сооружения являются эффективным средством отражения вражеского наступления. С начала 1900-х годов французы, бельгийцы, австрийцы, немцы, русские усиленно модернизировали существующие укрепления и сооружали новые, связывая их в единые оборонительные системы. Однако грамотное использование немцами тяжелой артиллерии показало ошибочность предвоенных расчетов: всего через неделю осады сдалась мощнейшая французская крепость Мобеж, немногим дольше продержался хорошо укрепленный бельгийский Льеж.

Немцы подсчитали, что для взятия средней крепости с гарнизоном в тысячу человек (примерно такой крепостью и был Осовец) необходимо две мортиры сверхкрупного калибра, 360 снарядов и сутки времени. Впрочем, из любых правил бывают исключения.

Это место находится на территории современной Польши, в 50 километрах от Белостока на берегу реки Бобра. Осовец занимал важное стратегическое положение, перекрывая дорогу из Восточной Пруссии во внутренние губернии России. Обойти крепость было невозможно из-за раскинувшихся вокруг болот и небольших речушек с топкими берегами. Тем не менее, укрепить её, как следует, до войны не успели. Крепость относилась к третьей (самой низкой) категории и включала четыре форта, один из которых не был достроен и не имел тяжелого вооружения.

Первую попытку взять Осовецкий укрепрайон с ходу немцы предприняли в сентябре 1914 года, однако были отброшены.

В следующий раз они подготовились лучше; под Осовец были стянуты тяжелые орудия, в том числе «Большие Берты» калибра 420-мм и стрелявшие на 14 километров. Снаряд этой мортиры, прозванной в Европе «убийцей крепостей», весил почти тонну и оставлял после себя воронку в пять метров глубиной и диаметром в одиннадцать метров.

Накануне атаки в Осовец прибыли парламентёры с «выгодным экономическим предложением»: дабы не тратить дорогостоящие боеприпасы, германское командование было готово купить крепость за полмиллиона марок (на Западном фронте это было нормальной практикой). Комендант крепости генерал Николай Бржозовский эту сделку отверг, чем очень удивил практичных немцев.

Третьего февраля 1915 года начался второй штурм, продолжавшийся до начала марта. За это время по крепости было выпущено 200 тысяч снарядов, сверху ее бомбили аэропланы, после обстрелов на русские укрепления накатывали цепи немецкой пехоты. Но крепость держалась. Более того, русским удалось из старых морских орудий подбить две «Берты» из четырех и уничтожить склад с боеприпасами. После этого атаки прекратились.

В принципе, задача Осовца на этом была выполнена. Ведь в начале февраля Бржозовского просили продержаться хотя бы двое суток, а он сумел остановить врага на месяц. Крепость уже вошла в историю, устояв под ураганным огнем германской тяжелой артиллерии. Однако настоящий подвиг Осовца был еще впереди…

Третий штурм начался в конце июля. В течение недели 14 батальонов германской пехоты при поддержке тяжелых орудий, подавивших артиллерию Осовца, пытались прорваться через позиции 226-го пехотного Землянского полка, прикрывавшего подступы к крепости, но все атаки были отражены.

И тогда 6 августа немцы применили газы. Темно-зеленый туман смеси хлора с бромом с попутным ветром потек на окопы землянцев и накрыл их за считанные минуты. В «зоне смерти» погибло всё живое: листья на деревьях пожелтели и опали, трава почернела и легла на землю.

Наступила мертвая тишина. Убедившись, что огонь со стороны русских прекратился, и дождавшись, когда газ рассеется, немцы двинулись к выжженным позициям. Но когда цепи солдат кайзера подошли к ним вплотную, им навстречу поднялись выжившие защитники, которых было чуть больше ста человек. Их вид был ужасен. Со следами химических ожогов, обмотанные тряпками, в окровавленных гимнастерках, землянцы, только что видевшие, как сотни их товарищей умерли в мучениях от отравления газами, пошли в штыковую. Они шли, качаясь, еле удерживая в обожженных руках винтовки и, буквально выплевывая куски легких, хрипели «ура»…

И случилось невозможное. Закаленные немецкие солдаты – около семи тысяч человек – стадом побежали от горстки полуживых русских, путаясь в проволочных заграждениях и затаптывая своих. Вдогонку им ударили несколько уцелевших орудий крепостной артиллерии, завершая разгром.

Других попыток атаковать Ососвец немцы не предпринимали, – столь сильным был шок. Ведь опыт применения боевых отравляющих веществ на Западном фронте показывал, что выжившие после этого совершенно деморализованы и не способны ни на что. А ведь у русских даже не было противогазов. Позже этот беспрецедентный эпизод получил на Западе название «атака мертвецов».

В середине августа поступил приказ об эвакуации крепости: под натиском немцев русские войска уходили из Польши и необходимость в её удержании отпала. В течение недели русские солдаты по ночам выносили уцелевшее вооружение, боеприпасы, имущество. С ними уходило и население окрестных деревень. 22 августа остатки укреплений взлетели на воздух, подорванные русскими саперами.

Осовец так и не был взят. Крепость умерла, но не сдалась, задержав продвижение немцев больше чем на полгода. Затем западные исследователи признали, что в Первую мировую войну были только две крепости, гарнизоны которых полностью и до конца выполнили поставленную задачу – это знаменитый французский Верден и русский Осовец…

Однако, как выяснилось намного позже, крепость в августе 1915 года покинули не все её защитники. В 1924 году польские саперы разбирали завалы на месте осовецких фортов и обнаружили свод уцелевшего тоннеля. Проникнув в него и сделав несколько шагов, они услышали четкий окрик на русском языке: «Стой! Кто идет!». Из темноты навстречу им с винтовкой наперевес вышел солдат в форме царской армии. Поставленный охранять склад с имуществом и продуктами, и забытый в спешке эвакуации, он находился на своем посту девять лет! И при этом не потерял рассудок, сохранил в порядке оружие и, впервые за столько лет встретившись с людьми, не бросился к ним со слезами благодарности, а остался верен присяге и Уставу, и был готов защищать отданный под его охрану объект. Как писали тогдашние европейские газеты, солдат, названный «бессменным часовым», согласился покинуть свой пост только после того, как ему зачитали телеграмму с соответствующим приказом маршала Пилсудского (в отсутствие разводящего, начальника караула и государя-императора он после долгих переговоров согласился подчиниться главе государства, на территории которого находился).

История, к сожалению, не сохранила имени этого героя, остались неизвестны имена артиллеристов, подбивших «Большие Берты», участников «атаки мертвецов» и их командира, сумевшего поднять своих солдат на верную смерть, а также многих других…

Возможно, Россия после пышных празднований 200-летия Бородинской битвы, наконец-то вспомнит и о тех, кто проливал за нее кровь 100 лет назад, Ждать осталось недолго. И может, кто-нибудь из современных российских писателей или режиссеров обратит внимание на подвиг Осовецкой твердыни. Ведь и про оборону Брестской крепости вся страна узнала только в середине 1950-х, когда был снят фильм «Бессмертный гарнизон» и вышла книга Сергея Смирнова «Крепость над Бугом».

Виктор Димиулин
По материалам «Народного политолога»

Источник: Сайт МРО НС