Учите китайский

Как Поднебесной удалось совершить экономический прорыв?

Уже более 30 лет Китай привлекает внимание всего мира. В этой стране идёт уникальный эксперимент по ускоренному выведению феодальной страны в мировые лидеры. Может быть, китайский опыт в чём-то поможет нашей стране, за 20 лет так и не начавшей модернизации?

В декабре 1978 года третий пленум ЦК КПК (Компартия Китая) 11-го созыва принял курс «четырёх модернизаций»: модернизации сельского хозяйства, промышленности, обороны и науки. В это время 80% населения существовали менее чем на доллар в день, а две трети (!) взрослых не умели ни читать, ни писать, промышленность отставала от Запада, казалось бы, «навсегда»… Через 10 лет качественные характеристики «четырёх модернизаций» были дополнены количественными и был назначен срок исполнения великого замысла Дэн Сяопина, а именно: учетверение валового национального продукта за 40 лет. И китайцы эту задачу выполнили, увеличив ВВП в шесть раз к 2000 году. Весь мир сегодня впал в рецессию, а Китай как показывал 9–10% роста ВВП, так и показывает… Как они это сделали?

Китай, ведомый КПК, в начале их «перестройки» использовал опыт СССР (опыт плана ГОЭЛРО и 1-й пятилетки). До сих пор этот опыт используется во многих странах мира.

Дэн Сяопин предложил три шага осуществления модернизации Китая (первый шаг – это 1980-е годы, второй шаг – 1990-е, а третий – первая половина XXI века). Были сделаны проработки на 70 лет (!) вперёд в виде подробно разработанного «дерева целей». (Наш сегодняшний горизонт – 2020 год, почему-то дальше 10 лет вперёд не можем заглянуть…)

Для проведения модернизации были проработаны темпы роста, ресурсное обеспечение, области использования государственной, коллективной собственности, а также мелкого частного бизнеса (с 1980-х годов), подготовка кадров… В плановом сегменте экономики предусматривались жёсткие цены – этот сектор стал регулятором рынка, а в остальных частях экономики цены стали относительно свободными. Сегодня уже по потребительским товарам, по ценам на средства производства, по тарифам свыше 90% – это рыночные цены. Китайский подход – постепенность, расчёт и проверка каждого шага.

В китайской традиции осторожное отношение к идеям и психологическим установкам, внедряемым извне, «чужое» может отрицаться только оттого, что исходит от «чужаков». Поэтому китайское руководство изначально сделало упор на советы этнических китайцев, проживающих за границей и занимающихся конкретными делами. Обычными стали приезды в Китай известных китайцев из-за рубежа и выезд тысяч студентов на учёбу за рубеж, где они были самыми прилежными учениками, а отучившись, возвращались на родину.

Реформы начались с деревни – хотя страна и была аграрной, но население голодало. Китайская крестьянская семья, состоявшая из нескольких поколений, на основе коллективного, реже индивидуального подряда получала в хозяйственное использование сроком на 50 (70) лет землю или гору (80% территории Китая – горы). Земля при этом оставалась госсобственностью. И к концу 80-х годов деревня без всяких госвложений накормила себя и город, стала потреблять промышленную продукцию и создавать накопления. С 1981 года 98% сельскохозяйственных земель обрабатывается крестьянскими семьями. Ушло в прошлое приветствие «Ел ли ты сегодня?», обычное в прежнем Китае.

В городе преобразования начинались в 1984 году с общественного питания и сферы услуг, не требовавших особых инвестиций. Сюда Китай привлёк капиталы хуяцао – зарубежной китайской диаспоры, которые и сегодня составляют до половины всего объёма использованных в Китае иностранных инвестиций. Это были инвестиции в малые предприятия (на них сейчас работают 140 млн бывших крестьян – производят контрафакт). Для промышленности придерживались трёх принципов: а) применять персональные стимулы для конкретных предприятий и отдельных работников; б) использовать две системы цен: одну – для государственных предприятий, другую – для предприятий других форм собственности, что обеспечило возможность регулирования цен на рынке, чтобы частник не зарывался; в) осуществлять реформы постепенно, с помощью экспериментов в отдельно взятых регионах, на отдельно взятых предприятиях, в отдельно взятых отраслях.

С 1978 по 2008 год Китай привлёк 853 млрд долларов. Основные инвестиции в экономику Китая делают Япония и США, Германия и… Тайвань. Им, видимо, нравится тамошний «капитализм с китайским лицом»… Правда, саму модернизацию промышленности китайцы сделали за иностранные деньги, но по большей части мозгами и руками этнических китайцев. Было отработано национально ориентированное валютное законодательство. Приветствуется неограниченный ввоз валюты в Китай, а вывоз валюты за границу физическими и юридическими лицами затруднён многоступенчатой процедурой разрешений и строго контролируется банками и таможней. Вывод инвестированного в Китай капитала исключён. (В России каждый месяц Минфин бесстрастно сообщает, сколько очередных миллиардов убежало…)

Иностранный инвестор, построивший производство, возврат капитала и прибыль может иметь только в виде произведённого товара. По закону о предприятиях с участием иностранного капитала большая часть товаров должна была обязательно вывозиться из Китая и только оставшееся можно было продать за юани на китайском рынке. При организации производства иностранные компании обязаны передать китайской стороне документацию на производимый продукт и всю технологическую документацию, что позволяет китайской стороне в любой момент клонировать производство. При отбраковке товара лучший товар идёт на внутренний рынок, а оставшееся – на внешний. В КНР ведут бизнес все ведущие мировые бренды, сделав инвестиции, они привозят небольшое число своих специалистов, нанимают китайский персонал и обучают его. Нигде в мире мировые корпорации не терпят то, что терпят от Китая, но сотни процентов прибыли, получаемые ими от китайского продукта, заставляют их свою гордость «засунуть в карман». Китай не запрещает инвестировать напрямую, но ограничивает инвестиции в стратегически важные области: в сталелитейную, нефтяную, военную, табачную (100% – госсобственность), строительство инфраструктуры, электроэнергетику, ЖКХ (!) и т.д. Самые крупные корпорации – государственные, государство их поддерживает и помогает в конкуренции. (Мы же собрались приватизировать 900 стратегических предприятий…)

В Китае бюрократия служит государству, жёстко отстаивая государственные интересы. Верность чиновников поддерживается преференциями и жёсткостью обращения с ними – с 2000 года за коррупцию были расстреляны 10 тыс. чиновников и около 120 тыс. осуждены на 10–20 лет. В традиционном Китае самым страшным для китайцев считается «потеря лица», что равноценно гражданской казни и является страшным моральным позором, который нередко приводит к самоубийству. Так что даже отсидевший чиновник – это изгой общества (правда, и в Китае у молодёжи, равняющейся на Запад, нормы поведения меняются в худшую сторону). Удельный вес людей, занятых в аппарате государственного управления, в Китае в четыре раза ниже, чем в России, и продолжает снижаться.

Рычаги власти в Китае остаются в «мозолистых» руках Компартии Китая, и это позволяет централизованно управлять переходом к рыночной экономике посредством принятия обязательных пятилетних планов. (Там разрабатывают планы, а у нас – стратегии… Это две большие разницы.) Социальные гарантии (пенсии, оплачиваемые отпуска и т.д.) в Поднебесной сегодня имеют лишь чиновники и работники госпредприятий. С тем, что называется демократией, в Китае сложно: запрещены общественные объединения, собрания, митинги, рабочий день у рабочих часто 12–18 часов, по суицидам Китай держит первое место в мире… И, на удивление, Запад это терпит…

Китай внимательно изучает свой и чужой опыт. «…Необходимо уметь обобщать опыт достижения успеха и в то же время запоминать уроки, вытекающие из промахов», – как всегда, правильно сказал на XVI съезде КПК товарищ председатель Цзян Цзэминь. Так же следует делать в предстоящей модернизации и России, используя и свой и чужой опыт, в том числе и Китая.

*Здесь и далее – китайские пословицы.

Источник: Версия