Как секретные агенты Дзержинского боролись со взяточниками

ИсторияСобытия

Чтобы остановить поборы, большевики ввели агентурные методы работы

ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС БЫЛ В ОТЧАЯНИИ

С внедрением в жизнь советских людей рыночных отношений (речь идет, конечно же, не про 1991-й, а про 1921 год, когда была введена новая экономическая политика – нэп) коррупция в среде новой власти стремительно пошла вверх. Феликс Дзержинский по этому поводу в отчаянии писал: «Система откупа, лихоимства и взяточничества свила себе прочное гнездо… Все возможно купить и продать за определенную мзду». Взятки брали чиновники снизу доверху и сверху донизу. Некоторые исследователи отмечали, что наряду с традиционными формами проявления взяточничества, такими как дача и получение взятки, возникло новое явление – так называемые скрытые взятки.

Власти не скрывали своей беспомощности. В приказе ВЧК от 12 января 1922 г.

№ 21 отмечалось, что взяточничество приняло небывало широкие размеры. За взятку можно было, кроме всего прочего, запросто выйти из тюрьмы. Некто Николай Бабаев, 27-летний консультант Наркомата юстиции, в 1922 году поставил освобождение взяточников и помилование их через ВЦИК на поток. Не бесплатно, естественно. В 1923 году он был арестован и осужден.

В одном из докладов питерских чекистов отмечалось, что в 1922 – 1923 годах техническое управление военного флота за взятки давало заводам заказы на производство снарядов и ремонт судовой артиллерии. Снаряды поставлялись негодными (30% из них вообще не взрывались), ремонт считали «удовлетворительным». «Госприемка», по словам чекистов, проходила «в ресторанах за бутылкой вина».

Начальник концессионного управления ВВС Линно в 20-е годы закупал за границей негодное авиационное имущество с переплатой в 30 – 50%. При непосредственном содействии Линно концессионеру Юнкерсу удалось сдать 100 небоеспособных самолетов по цене выше их стоимости. Линно получил взятку в размере полпроцента со всего оборота и еще отдельное вознаграждение. После разоблачения решением Коллегии ОГПУ он сам и его сообщники были приговорены к расстрелу.

Любопытно, но для коммунистов-взяточников были созданы особые условия, помогавшие им избегать реальных сроков. Еще в августе 1920 г. вышел партийный циркуляр о двойной ответственности коммунистов за совершенные преступления, в котором было указано, что «каждый коммунист отвечает прежде всего перед партией, и партийная организация ответственна за своих членов». При возбуждении уголовного дела против коммуниста судебно-следственный орган и органы ВЧК были обязаны в течение 24 часов поставить в известность об этом местный партком. После ареста, до приговора суда, дать возможность парткому ознакомиться с делом, а также освободить коммуниста под поручительство парткома… В результате из 6548 человек, арестованных в 1-м полугодии 1922 г. органами ГПУ за преступления по должности, 829 были членами РКП(б). Из них было осуждено 13 человек (1,5% от арестованных коммунистов): к расстрелу – 1, выслано – 5, в концлагерь – 7. До высших же партийных руководителей органы как-то не добирались…

ЩУПАЛЬЦА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Для борьбы со взяточничеством наряду со специальной комиссией Совета труда и обороны (ее председателем 1 сентября 1922 года назначили Дзержинского) были образованы ведомственные комиссии при наркоматах и в губерниях. Они должны были «выявлять и информировать», используя все способы получения необходимых сведений. И пошли по проторенному еще в царское время пути – создавая сеть осведомителей.

Начало новому советскому осведомительству было положено циркуляром НКВД, адресованным всем губернским отделам. В нем говорилось: «Следует через специальный штат надежных честных осведомителей – служащих учреждений… получать систематические сведения обо всех служащих, имеющих отношение к удовлетворению или направлению дел частных граждан, производить негласное расследование по каждой поступившей информации о случае взяточничества на предмет привлечения виновных к законной ответственности».

Циркуляр недвусмысленно указывал, за кем нужно следить: «Обратите особое внимание на наблюдение за действиями милиции, агентов уголовного розыска, служащих в хозяйственных отделах коммунотделов, членов правлений и служащих коммунальных предприятий, переведенных на хозрасчет. При каждом из них имейте осведомителей».

Инструкция по осведомительской службе Иркутской губкомиссии по борьбе со взяточничеством (март 1923 г.) так характеризовала эту службу: «Осведомительная служба является вспомогательным средством в работе комиссии, являясь на деле щупальцами комиссии, посредством коих мы должны все видеть и все знать, что скрыто в обыденной жизни или скрывается от карательных органов Советской власти».

КТО ОНИ, «НЕВИДИМЫЕ ГЕРОИ»?

Советская система осведомительства была во многом скопирована с существовавшей до революции. В «Основных правилах для каждого осведомителя» (был и такой документ) говорилось: «Работа осведомителя может принести желанные результаты при полной абсолютной конспирации (сохраняя тайну). Осведомитель должен соблюдать следующие условия:

а) крепко помнить, что он является секретным осведомителем комиссии по борьбе со взяточничеством,

б) никому и никогда не говорить об этом, в противном случае теряется весь смысл его работы…

в) никому и никогда не говорить о работе комиссии по борьбе со взяточничеством. Не упоминать нигде фамилии своего уполномоченного. При встрече вне установленного места как с уполномоченным, так и с другими могущими быть знакомыми сотрудниками комиссии НЕ ЗДОРОВАТЬСЯ. Все заявления и сведения передавать только своему уполномоченному на бумаге, подписываясь не своей фамилией, а псевдонимом или кличкой (вымышленная фамилия), которая назначается уполномоченным…

…Наблюдение за элементами, находящимися и работающими в данном учреждении, является делом более чем простым, тут только нужно знать, кто чем дышит, кто, что и как говорит, чем и на какие средства они живут, о чем больше всего говорят, какие позволяют себе проступки и не ведут ли разговора, указывая на плохое материальное положение, как ведут себя по отношению к посетителям, не разбивают ли таковых по категориям, т. е. чисто одетых, и наоборот».

Сколько было осведомителей и секретных агентов в 1922 – 1923 годах, подсчитать довольно легко. В первые годы нэпа в РСФСР под эгидой ГПУ (ОГПУ) трудилось около 65 тысяч «помощников», готовых за небольшие в общем-то деньги доносить на всех, кто, по их мнению, мог быть «замешан».

Как обычно бывало при шумных «кампаниях», советские ученые и публицисты быстро отрапортовали, что «к концу 1923 года со взяточничеством как массовым явлением было покончено». Современные исследователи считают, однако, что «статистические данные за весь период нэпа свидетельствуют об увеличении из года в год таких преступлений». Советская власть просто выдавала желаемое за действительное…

ДОСЛОВНО

«Если с бандитами в открытом бою мы справляемся, то с коррупцией, взятками бороться очень сложно. Особенно если они выгодны обеим сторонам – взяткодателю и взяткополучателю. Я утверждал и сейчас продолжаю утверждать, что есть представители бизнеса, которые при отсутствии вымогательства со стороны чиновников, не будучи заинтересованными в добросовестной конкуренции, готовы дать и дают взятки там, где это им выгодно… Пока рано опровергать утверждение Маркса о том, что нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал ради трехсот процентов прибыли. А у нас эти «прибыли» бывают и побольше…»

(Генерал-лейтенант Владимир КОЛОКОЛЬЦЕВ, министр внутренних дел, – в ответ на вопрос автора о взятках.)

Источник: kp.ru

Berita Teknologi Cyber Security https://teknonebula.info/ Tekno Nebula