Узбекистан выходит из ОДКБ

Геополитическое влияние России в Центральной Азии сокращается

В конце июня Узбекистан приостановил свое членство в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – патронируемомом Россией военно-политическом блоке, в состав которого входят также Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Армения и Белоруссия. Геополитическую карту Центральной Азии в связи с этим могут ожидать большие изменения.

Ноту о приостановлении членства Узбекистана в секретариате ОДКБ получили 28 июня. Однако само решение, по данным узбекистанских СМИ, было принято еще 22 июня. Как раз 22 июня в МИДе Узбекистана состоялась встреча с послом России Владимиром Тюрденевым, на которой, как сообщает сайт внешнеполитического ведомства, были «обсуждены текущие вопросы узбекско-российского сотрудничества и взаимодействия в рамках международных организаций». На ней руководство России, по всей видимости, и было поставлено в известность о решении Узбекистана приостановить свое членство в ОДКБ.

Реакция руководства России на действия Ташкента оказалось спокойной, что лишний раз свидетельствует в пользу его осведомленности о планах Узбекистана.

В Министерстве обороны России заявили, что к этому шагу были готовы давно, поскольку он вытекал из общей линии Узбекистана на свертывание сотрудничества с ОДКБ по всем направлениям.

К тому же от деятельности ОДКБ Ташкент давно уже дистанцировался. «Узбекистан или вообще не принимал участия во встречах глав государств и министров обороны стран ОДКБ, или принимал, но не подписывал никаких документов, – отметил начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Николай Макаров. – Таким образом, Ташкент уже давно де-факто прекратил участвовать в деятельности ОДКБ, а сейчас оформил это де-юре». Вопрос участия Узбекистана в ОДКБ, видимо, обсуждался 4 июня в ходе неожиданного визита в Ташкент президента РФ Владимира Путина. Однако планы Ташкента не изменились.

Ничего необычного в решении Узбекистана нет. Период, в течение которого он являлся союзником России, оказался очень недолгим и был скорее вынужденным шагом. После подавления в мае 2005 г. беспорядков в Андижине Ташкент оказался в состоянии международной изоляции со стороны Запада. В конце 2005 г. американская база была выведена из узбекского Карши-Ханабада, а Узбекистан заключил союзнический договор с Россией и вошел в состав ОДКБ. Однако уже в 2008 г. американцы приступили к восстановлению отношений с этой среднеазиатской республикой. В ежегодном докладе о борьбе терроризмом за этот год упоминалось, что США предприняли ряд шагов для возобновления сотрудничества с Узбекистаном, который представляет интерес своими транспортно-коммуникационными возможностями. Летом 2008 г. США договорились с ним о транзите небоевых грузов через аэропорт г. Навои, а в ноябре ЕС снял с Узбекистана большинство санкций. В октябре 2009 г. на встрече министров иностранных дел ЕС было решено отменить последние санкции, ограничивавшие поставки Узбекистану оружия.

В январе 2011 г. президент Узбекистана посетил столицу Бельгии, встретившись с президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, комиссаром ЕС по энергетике Гюнтером Эттингером и генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном. Визит стал явным внешнеполитическим успехом Узбекистана, лидер которого не посещал страны Запада последние пять лет. Результатом стало подписание Соглашения об учреждении в Узбекистане Делегации Евросоюза и дальнейшая активизация сотрудничества по афганскому транзиту. Одновременно Ташкент попытался заручиться экономической поддержкой Запада. ЕС пообещал предоставить высокие технологии для реализации приоритетных проектов, развития инфраструктуры, подготовки кадров и расширения научно-технических связей, а также принять участие в модернизации ТЭКа, внедрении энергосберегающих технологий, развитии транспортно-коммуникационных и транзитных коридоров между регионами.

Вообще в течение прошлого года Запад резко усилил дипломатическую активность в Узбекистане.

Только с мая по начало июля представители США и Британии провели в Узбекистане 11 встреч на уровне министерства иностранных дел и/или президента. Российский посол в Узбекистане Владимир Тюрденев за это же время провел с узбекскими властями 4 встречи. Даже если учесть визиты других россйских делегаций, дипломатическая активность Запада была как минимум вдвое выше. В июне Узбекистан посетил Дмитрий Медведев, но с Исламом Каримовым он поговорил прямо в аэропорту Ташкента и сразу улетел обратно, что вряд ли говорит об успешных переговорах.

От интеграционных проектов, ключевую роль в которых играет Россия, Узбекистан предпочитает дистанцироваться. В октябре 2008 г. он вышел из состава ЕврАзЭС – экономического аналога ОДКБ, мотивировав свое решение неэффективностью организации.

Участие Узбекистана в деятельности самой ОДКБ было очень ограниченным. Нередко он тормозил принятие важных решений. Так, Ташкент отказался участвовать в создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), укомплектованных главным образом российскими и казахстанскими десантниками. Осенью прошлого года Ташкент, по информации “Коммерсанта”, отказался подписывать документ с перечнем внешнеполитических тем, по которым члены организации должны выступать с единых позиций. Президент Белоруссии Александр Лукашенко, занимавший в то время пост председателя ОДКБ, потребовал в связи с этим исключить Узбекистан из рядов организации. Негативной оказалась реакция Узбекистана и на усиление интеграционных процессов в рамках Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, на базе которого Владимир Путин в статье, опубликованной 4 октября «Известями», предложил создать Евразийский союз. Выступая 12 октября на торжественном собрании, посвященном 19-летию конституции, Ислам Каримов заявил, что интеграционные процессы могут выйти «за рамки экономических интересов» и приобрести «политическую окраску и содержание», что «может негативно повлиять на уже установившиеся связи и сотрудничество членов объединения с другими внешними партнерами, развитие интеграционных процессов с третьими странами».

Примечательно, что именно осенью дипломатические усилия американцев, стремящихся «оторвать» Узбекистан от России, стали особенно активными. 22 сентября 2011 г. Конгресс США принял решение отменить ограничения на предоставление военной помощи Узбекистану, введенные в 2004 г. Это решение Белый дом объяснил необходимостью обеспечить безопасность Северной распределительной сети. 28 сентября состоялся телефонный разговор президентов Узбекистана и США, по итогам которого они заявили о планах продолжения «открытого и полноценного политического диалога», а также заинтересованности в дальнейшем наращивании партнерства «на принципах взаимного уважения». Б. Обама выразил И. Каримову признательность за участие «в урегулировании афганской проблемы и оказании помощи Афганистану в мирном восстановлении страны», подчеркнув при этом ключевое значение республики для «обеспечения стабильности и безопасности в регионе». В конце октября Узбекистан в ходе своего центральноазиатского турне посетила госсекретарь США Хиллари Клинтон. Главной темой ее переговоров с узбекистанскими властями стало военное и экономическое сотрудничество в преддверии намеченного на 2014 г. вывода американских войск из Афганистана.

Поскольку окончательно покидать Афганистан США вовсе не планируют, страны Центральной Азии представляют для них интерес в плане размещения здесь военных баз. Главными кандидатами на их размещение являются Киргизия, Таджикистан и Узбекистан.

Об этом открыто говорят западные аналитики, хотя сами американцы наличие таких планов отрицают. «У США есть выраженный интерес к тому, чтобы получить военную базу в Узбекистане, – отметил в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт по Центральной Азии Гюнтер Кнабе, – или в худшем случае, право на перелеты и посадку военных самолетов». Как раз осенью ОДКБ приняла решение о том, что иностранные военные базы на территории государств-участников организации нельзя размещать без согласия других членов организации. Однако Ташкент это ограничение теперь не затронет.

Выход Узбекистана из ОДКБ аналитики связывают и с планами США оставить часть вывозимой из Афганистана военной техники Киргизии, Таджикистану и Узбекистану. Перевозить назад такую массу боевых машин и специального оборудования американцы посчитали нецелесообразным, а оставлять ее в Афганистане опасаются, так как оружие может попасть в руки талибов. Россию эти планы не устраивают, так как появление большого количества иностранной военной техники повлечет за собой необходимость создания ремонтных предприятий, что может привести к выходу региона из сферы влияния российского ВПК. Однако спрашивать разрешения Россию никто не собирается.

Глубинные причины внешнеполитического курса Узбекистана проясняют некоторые публикации Wikileaks, которые проливают свет на некоторые пружины принятия решений. Интерес, в частности, представляет депеша посла США в Узбекистане Дж. Хербста, которая была отправлена по итогам беседы, состоявшейся 1 ноября 2000 г. с президентом И. Каримовым после вручения ему верительных грамот. Лейтмотивом часовой беседы стала мысль о том, что Россия по-прежнему стремится восстановить свою гегемонию в Центральной Азии.

По словам И. Каримова, Узбекистан и «его друзья», к числу которых он отнес Грузию, Украину и отчасти Азербайджан, «привержены концепции СНГ как содружества именно независимых, суверенных государств и противостоят попыткам России доминировать над остальными».

Недавно образованное Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) лидер Узбекистана оценивал как результат неспособности РФ навязать свою волю всем странам СНГ, для чего потребовалось сколачивание более компактной и сплоченной группировки под ее эгидой. Те же задачи преследовало создание Россией Организации договора о коллективной безопасности. В конечном счете, Россия, по его словам, надеется «соблазнить другие страны СНГ присоединиться к этим группировкам, воссоздав в итоге подобие СССР».

Очень близка по смыслу депеша, отправленная в 2010 г. в Госдепартамент советником-посланником по политическим вопросам посольства США в Москве Сьюзан М. Эллиотт. По ее словам, в личных беседах российские дипломаты «не скрывали разочарования нежеланием узбеков поддерживать предложения России на различных региональных форумах и напряженными отношениями Узбекистана с его более слабыми соседями». В документе упоминается, что сотрудники Департамента стран Азиатско-Тихоокеанского региона МИД РФ упоминали многочисленные российские предложения, заблокированные узбеками. При этом у России, на взгляд американских дипломатов, мало рычагов воздействия на Узбекистан по региональным проблемам и в рамках региональных форумов, таких, как ШОС и ОДКБ, а «узбекская самоуверенность в регионе, по всем признакам, будет только возрастать». Но самое интересно, что в отношениях Узбекистана с США Москву, по данным американских дипломатов, больше всего тревожит перспектива возобновления военного сотрудничества. В свете этих документов решение Узбекистана о выходе из ОДКБ удивления не вызывает.

В узбекистанском МИДе решение о выходе из ОДКБ объяснили противоречиями по афганскому вопросу. Однако реальные причины, скорее всего, лежат гораздо глубже.

Аналитики сходятся в том, что Ташкент получил гарантии военной и политической безопасности от Вашингтона. За Узбекистаном могут последовать Киргизия и Таджикистан. Отношения России с этими республиками в последнее время заметно осложнились.

С Киргизией РФ уже несколько лет не может договориться о создании в республике объединенной военной базы, выкупе стратегически важного предприятия «Дастан», производящего реактивные торпеды, и ряду других вопросов. После неудачного визита в Москву в феврале этого года президент Киргизии А. Атамбаев предложил ликвидировать российскую авиабазу в Канте, которая, по его словам, за пять лет своего существования ничего для республики не сделала. 26 июня главнокомандующий сухопутными войсками России генерал-полковник Владимир Чиркин заявил, что подписание соглашения о пребывании 201-й российской военной базы в Таджикистане может быть сорвано. По неофициальным данным, Душанбе хотел был получать за базу арендную плату в размере 300 млн. дол. в год, на что Россия пойти не готова. При этом Душанбе также заметно активизировал дипломатические контакты с США. В случае сдачи позиций в Киргизии и Таджикистане сфера влияния России в Центральной Азии сократится до размеров Казахстана, южная граница которого является общей границей стран Таможенного союза.

Источник: Столетие.ру