Ловушка для души

Руководитель Тюменского регионального отделения «Народного Собора» Константин ШЕСТАКОВ выступает за борьбу с сектанскими организациями.

Тюмень – настоящий лакомый кусочек для сектантов. Нефтяная столица региона так и притягивает разномастных «пророков» и «учителей». Они точно знают: их услуги будут востребованы, ведь предлагают то, чего нам всем так не хватает – рай на Земле и душевный комфорт…

Делая ставку на неграмотность многих людей в этом вопросе, сектанты с легкостью эксплуатируют слово «христианский» в названиях своих организаций, а то и вовсе, чтобы окончательно сбить с толку, даже не указывают религиозную принадлежность. И уж если специалистам бывает сложно определить обман, то что говорить о нас, простых смертных.

На эти щекотливые темы не принято говорить в школах и вузах (единственный курс сектоведения был прикрыт несколько лет назад), даже многие взрослые не всегда понимают, где им или их близким искать помощи.

В Тюмени просто необходимо наладить работу по борьбе с сектантскими организациями, считает председатель Тюменского регионального отделения общероссийского общественного движения «Народный Собор» Константин ШЕСТАКОВ.

– Константин Александрович, в какой момент человек становится доступным для сект, что его туда тянет?

– Стремление заполнить душевную пустоту. Ситуация развода (расставания), смерть близкого человека, болезнь, одиночество, провал на вступительных испытаниях в вуз, когда просто не понимают дома, – любое событие, вышибающее человека из привычной колеи, расшатывает его психическую устойчивость. Именно в такой момент он попадает в поле зрения сектантов, вернее сказать – его специально высматривают. А когда понимают, что человек в расстроенных чувствах, спешат «помочь». Например, начинают «бомбардировку любовью» – окружают заботой, давят на самолюбие. Как будто помогают справиться с внутренним дискомфортом, заглушить боль. На самом деле приучают к мысли, что они (сектанты) ему необходимы. Конечная цель – затащить на собрание, где обрабатывать продолжат уже другие люди, в совершенстве владеющие разными психологическими приемами.

В случае, если человек вдруг начинает сомневаться, правильно ли поступает, сектанты резко меняют тактику: тут же лишают его внимания, игнорируют. А ему-то хочется любви, и он снова начинает ее искать, сам не понимая, что еще крепче садится на крючок.

– Какие-то особенности у сект в нашем регионе можете отметить?

– Ситуация мало чем отличается от общероссийской. Но могу сказать, что особую угрозу для нашего региона и города несет псевдореабилитация наркоманов.

– При чем здесь секты?

– Эти организации все чаще стали браться за «исцеление» зависимых людей, прикрываясь вывесками благотворительных фондов и реабилитационных центров. Более активны здесь неопятидесятники. Отчаявшиеся родственники сами ведут к ним близких. Одни искреннее верят, что родного человека здесь вернут к нормальной жизни, другие, даже зная, что курирует этот центр секта, выбирают осознанно: уж лучше пусть станет сектантом, чем остается наркоманом. Тюменцы явно не осознают всю опасность.

– Поясните тогда, в чем же скрытая угроза?

– В том, что зависимость никуда не исчезает, ее просто заменяют на другую. При этом человек остается потерянным и для общества, и для семьи.

Что происходит в секте с наркоманами? Одна зависимость – от наркотиков заменяется на другую – от секты. Психиатры называют это «перезависимостью». На «богослужениях» (к настоящим они, конечно, не имеют никакого отношения) происходит психологическая накачка больных. Во время этих сеансов вырабатывается гормон – эндоморфин, он действует аналогично наркотику. И постепенно формируется зависимость. Наркоман даже может сойти с героина. Но поскольку существование в секте разрушает психику и дальше, не реабилитирует социально, то ситуация в целом ухудшается: люди либо возвращаются к героину, либо остаются постоянно зависимыми от сект. Вернуться в общество получается лишь у тех, кто находит цель в жизни и духовную замену кайфу. Но, увы, победить сразу две зависимости – от героина и сект – получается у немногих.

Поможет любовь?

– Как же все-таки нам, неспециалистам, не напороться на секту?

– Во-первых, помните, что в России существуют несколько традиционных религий – православие, ислам, иудаиз, буддизм, католицизм и классический протестантизм (лютеранство). Все остальное – это секты, как бы они сами себя ни называли. Человек верующий должен понимать, что любые воздействия на нематериальную сферу возможны только посредством той религии, к которой он принадлежит. Если начались разговоры о биополе, лечении чакр, необходимости качать энергию из космоса, уходите – это секта. Для атеиста это тем более должно быть сигналом.

Во-вторых, сектанты очень навязчивы. Насторожитесь, если миловидная тетушка, невзирая на ваши отказы, не дает закрыть дверь квартиры, настаивая на том, что вам срочно нужно узнать об истине и Библии. Будьте осторожны, логика и элементарный здравый смысл помогают избежать многих бед.

– Можно вытащить из секты человека, который туда попал?

– Самостоятельно выбраться из секты рядовой адепт вряд ли сможет, ему нужна помощь. Сектантство – это духовная болезнь, и никакими способами материального мира от нее не излечить. Пытайтесь что-то объяснять человеку, но не навязывайте свое мнение, не трясите за грудки, приговаривая, что секта – грех. Он просто не услышит, потому что не готов. Но, видя вашу заботу, нелицемерную любовь и пример веры, станет прислушиваться все больше. Он рано или поздно почувствует обман секты, что там ненастоящая любовь, там его эксплуатируют, а в вас он увидит поддержку, но не его страстям и заблуждениям, а личности, душе.

По словам Константина Шестакова, специалисты «Народного Собора» по мере сил и возможностей также готовы помочь тюменцам вернуть родных в семьи. В рамках организации даже создается антисектантский центр. Пока работа ведется в режиме точечных консультаций, но на счету психологов и юристов уже есть спасенные души.

Если вы или ваши близкие стали жертвой секты, за помощью можно обратиться в Центр противодействия деструктивным сектам по тел. 603-918.

Досье

Константин Шестаков родился в 1977 г. в Тюмени. С отличием окончил Тюменский государственный институт мировой экономики, управления и права. Работает преподавателем экономических и социологических дисциплин в вузах, кандидат социологических наук. Возглавляет региональное отделение Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей», председатель Тюменского отделения Общероссийского общественного движения «Народный Собор». Женат, имеет троих детей.

Справка

До сих пор точное количество сект, «работающих» в Тюменской области, неизвестно, хотя попытки посчитать их предпринимались. Наиболее активны, по словам Шестакова, «Свидетели Иеговы», кришнаиты, мормоны и неопятидесятники, скрывающиеся под самыми разными околохристианскими названиями. Есть так называемые коммерческие, а также оккультные секты. Очень близки к сектам психокульты (учения и организации, замаскированные под психологические методики). К движениям оккультно-сектантского толка специалисты относят готов и эмо. По их мнению, эти течения порой даже более опасны, чем традиционные секты.

Елена АТАЛЫКОВА

Источник: газета «АиФ в Западной Сибири»