Юрий Крупнов: «Туалетная» геополитика российских властей и Афганистан

Талибы в Поволжье – это по-прежнему антинаучная фантастика, а вот НАТО в Поволжье – почти факт

Взрыв негодования по поводу создания в Ульяновске некоего «перевалочного пункта» НАТО абсолютно оправдан. За целых 10 лет военной операции США и НАТО в Афганистане у российских ответственных чиновников так и не нашлось времени разобраться с ключевыми вопросами:

– что делает в Афганистане группировка НАТО в полторы сотни тысяч солдат;

– кто на самом деле спровоцировал войну и смену режима талибов в Афганистане (когда талибы, между прочим, под давлением мирового сообщества практически уничтожили наркопосевы и пошли на другие позитивные меры ради своего признания);

– почему ООН легализовала самовольное принятие НАТО на себя командования данной военной операцией;

– зачем мы предоставляем НАТО трансконтинентальный транзит по нашей территории;

– и, наконец, в чем наша выгода здесь, в чем должна заключаться правильная афганская политика России.

10 лет нам рассказывают о «зверских талибах», от которых нас, сама погибая, беззаветно защищает международная коалиция. А когда вскрывается информация об идущих из НАТО переговорах по Ульяновску, вице-премьер российского правительства сводит вопрос к «транзиту через Россию натовской туалетной бумаги». И дело даже не в том, что Дмитрий Олегович Рогозин, три последних года проработав послом в НАТО, в своем комментарии перепутал транзит грузов в Афганистан и из Афганистана. Это-то не страшно, к тому же, возможно, как большой знаток вопроса, он имел в виду транзит не чистой, а уже использованной бумаги для ее утилизации в Брюсселе… Ужас в другом: серьезнейшая мировая проблема и в замечаниях Рогозина, и в выступлениях других наших ответственных лиц предстает на уровне поистине туалетной геополитики.

Пора начать разбираться, выявляя главное. Нужна общенациональная дискуссия по нашей политике по отношению к натовским фокусам в Афганистане. Иначе в ситуации глобального финансово-экономического кризиса и крайнего напряжения в Сирии и по всему Большому Ближнему Востоку от Северной Африки до Индии и Сибири мы рискуем потерять уже даже не суверенитет, а страну.

Ведь в жарких дискуссиях по поводу того, база этот «пункт» в Ульяновске или не база, упускается главное – то, какая фундаментальная установка существует у высших российских чиновников по отношению к роли НАТО для России в Афганистане. А в это следует не просто внимательнейшим образом вчитываться, но и потом сто раз перечитать и продумать.

Министр обороны Анатолий Сердюков в письме в адрес Комитета Госдумы по обороне заявил, что создание в Ульяновске такого «перевалочного пункта» не просто не навредит национальной безопасности России, но и (вчувствуйтесь!), прямо наоборот, только укрепит нашу военную безопасность! Цитирую: «По мнению Минобороны России, деятельность США и их союзников по нормализации обстановки в Афганистане отвечает интересам военной безопасности Российской Федерации. Учитывая, что афганские силовые структуры не способны самостоятельно сдерживать экстремистский напор, полагается целесообразным продолжить взаимодействие с США и другими странами НАТО по вопросу транзита через российскую территорию нелетальных грузов для многонациональной группировки в Афганистане».

Ключевые слова здесь – «экстремистский напор», поскольку на этих словах нас должна пробрать хорошо отрепетированная дрожь, и мы вынуждены будем в тысячный раз осознать, что если НАТО, вообще-то, для нас организация «не очень хорошая», то в Афганистане это же самое НАТО не просто нам безразлично, но и доблестно сражается за наши интересы, за Россию.

Правда, поскольку наши ответственные лица об этом заявляют не год и не два, а уже 10 лет, то у российского гражданина к настоящему времени возникает только один вопрос: почему этот выдающийся вклад НАТО в безопасность России никак еще не увековечен, скажем, стелой у Кремлевской стены или переименованием Нового Арбата в проспект Мужества и Доблести НАТО?

Ну да, чуток перестаралось это НАТО в Югославии, Ираке, Ливии. В ближайшее время, весьма вероятно, в очередной раз перестарается в Сирии и Иране. Плюет на отчаянные призывы Российской Федерации о недопустимости откровенно враждебных действий по размещению ПРО в Европе. Но вот в Афганистане в натовской машине случился, видно, сбой, которым Россия сумела блестяще воспользоваться! И не зря ведь «военный эксперт» А.Храмчихин много лет вразумляет нас, неразумных, что Россия не просто заинтересована в успехе натовской операции в Афганистане, но заинтересована даже больше, чем сами США: «Они защищают нас, притом, что мы никаких других усилий при этом не предпринимаем. Соответственно, нам это нужно больше, чем им, хотя бы потому, что мы ближе находимся к Афганистану, чем они».

Вот она – фундаментальная установка, эдакий афганско-натовский фундаментализм наших чиновников.

Министр иностранных дел России С.В. Лавров, отвечая 14 марта на вопросы депутатов Государственной Думы, полностью поддержал мысль министра обороны и даже выделил еще один, прямо скажем, умопомрачительный нюанс про якобы даже предстоящее усиление спасительной роли НАТО для России в ближайшее время: «Проект договоренностей (с НАТО)… отвечает задаче активизации борьбы с теми угрозами, которые есть в Афганистане».

И Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Николай Бордюжа затем с гордостью рассказал журналистам, что в настоящее время «ОДКБ… сегодня уже обеспечивает (натовский) транзит в Афганистан нелетальных грузов… В этом задействованы Казахстан, Узбекистан. Сейчас были несколько таких караванов из Афганистана, они проходили через таджикскую территорию, киргизскую территорию». И все это, согласно нашему (подчеркну на всякий случай – не натовскому!) генсеку, не просто правильно, а сверхправильно, поскольку, согласно Бордюже, «мы должны исходить из того, что сегодня на территории Афганистана силы содействия пытаются обеспечить стабильность и борются с террористическими группами, в т. ч. с талибами. Поэтому это – не наши враги».

Заметим, что все эти пассажи наших министров и генсеков про «экстремистский напор» и «террористические группы, в т. ч. талибы» особенно феерически и сюрреалистически смотрятся на фоне давно принятого США и НАТО решения вернуть талибов обратно во власть.

Интенсивные переговоры американцев с талибами идут уже три года. А год назад Обама официально заявил о необходимости прийти с талибами к соглашению. А два месяца назад вице-президент США Байден просто уже, между делом, заявил, что США и талибы – больше не враги: «Сам по себе «Талибан» нам не враг. Это важно. Президент никогда не заявлял, что «Талибан» угрожает нашим интересам».

Очевидно, наши борцы с «экстремистами» как-то пропустили эту смену установки у первых американских лиц. Как бы нашим чиновникам не опоздать вовремя перестроиться, а то ведь еще и обидеть могут наших «стратегических партнеров», стоящих на страже российских интересов.

Также следует пояснить, что в Афганистане нет никаких таких самостоятельных нейтральных «сил содействия», которые бы что-то там, по Бордюже, «пытались». Все эти «силы» (официальное наименование – Международные силы содействия безопасности, МССБ, ISAF) всецело, с потрохами подчиняются НАТО, которым, в свою очередь, командуют в Афганистане, и не только генералы Вооруженных Сил США.

Дело в том, что 11 августа 2003 года НАТО самовольно, никого не спросясь, взяло и приняло на себя командование МССБ, и с тех пор безраздельно царствует, прикрываясь мандатом ООН, за который в Совбезе ООН ежегодно исправно голосует Российская Федерация.

Это означает, что «наша» ОДКБ, являясь точно такой же военно-политической региональной организацией, как и НАТО, не просто впустило НАТО в регион своей ответственности, но и, можно сказать, с очевидной коммерческой выгодой (в частности, от того же транзита) употребляет НАТО на защиту от экстремистов в Афганистане и инфраструктурно-логистическое освоение своего региона.

Почему до сих пор генсека ОДКБ не наградили званием Героя России, абсолютно непонятно. Это – такой же предельно странный момент, как и с отсутствием в центре Москвы проспекта НАТО. Ведь сферой деятельности самого НАТО, согласно Уставу и самому названию данной Организации Североатлантического договора, является Североатлантический регион, весьма далекий от нашего с Китаем и Ираном «подбрюшья» Афганистана. И, несмотря на это, ОДКБ удалось-таки втянуть чужую далекую организацию в свой регион да еще и заставить воевать за нас!

Впрочем, если разбираться, в этом – не только и не столько заслуга одной ОДКБ. Гигантский, поистине исторический вклад в это внесли и наши кадровые дипломаты, которые с пониманием и чувством глубокого удовлетворения в 2003 году дали НАТО принять на себя командование МССБ в Афганистане и растянуть эту миссию с нескольких месяцев (о чем, собственно, и была договоренность Буша с ведущими державами в конце 2001 года) на десятилетие и больше.

Дело с захватом НАТО власти в Афганистане было так.

Генсек НАТО (на тот период) лорд Робертсон известил генсека ООН Кофи Аннана (который, кстати, сейчас «урегулирует» ситуацию в Сирии, а в прошлом году в составе группы именитых пенсионеров выступил с предложением о легализации легких наркотиков) о следующем: «Как известно, 11 августа 2003 года Организация Североатлантического договора взяла на себя функции стратегического командования, контроля и координации деятельности Международных сил содействия безопасности для Афганистана».

В ответ на беспрецедентный в международном праве факт самовольного принятия региональной военно-политической организацией из Северной Атлантики на себя командования войсками МССБ в «сердце Азии» Кофи Аннан, в свою очередь, известил председателя Совета Безопасности ООН, и в письме также любезно попросил председателя довести письмо генсека НАТО до сведения членов Совбеза.

А окончательная легализация имевшей место незаконной узурпации НАТО функций ООН произошла 13 октября 2003 года на заседании СБ ООН, проголосовавшем за принятие Резолюции 1510, в преамбулу которой был вставлен изящный абзац: «Отмечая письмо Генерального секретаря Организации Североатлантического договора от 6 октября 2003 года (S/2003/970) на имя Генерального секретаря относительно возможного расширения миссии Международных сил содействия безопасности…».

Российский представитель в ООН проголосовал среди прочих за эту резолюцию и тем самым, помимо протаскивания тихой сапой перехода командования МССБ к НАТО, заодно мимоходом легализовал и территориальное расширение в Афганистане миссии МССБ (т. е. фактически самого Североатлантического блока, с нескольких провинций на весь Афганистан), что позволило натовцам от трех временных баз рядом с Кабулом скакнуть за 10 лет до почти 50 по всей территории Афганистана…

Результаты этого тихого милого переворотика от 11 августа 2003 года грандиозны.

Первое. В 44 раза вырос, согласно данным ООН, объем производства героина к 2006 году, через три года после принятия НАТО на себя командования «силами» в Афганистане. От афганских наркотиков за 10 лет беззаветного стояния НАТО в Афганистане за Россию погибло как минимум полмиллиона (!) наших молодых ребят и девчонок, т. е. в 40 раз больше, чем за тот же период войны СССР в Афганистане погибло солдат.

Второе. Афганистан превращен в гигантский сухопутный «авианосец» с полусотней военных баз – и это в стране, где 10 лет назад не было ни одного иностранного солдата! На нескольких из этих баз даже после заявляемого «ухода» НАТО и «вывода войск» в 2014 году останется несколько десятков тысяч элитных военных и контрактников из ЧВК (частных военных компаний), транспортно-логистическая инфраструктура которых при необходимости за две недели позволяет развернуть ударную группировку НАТО для полномасштабной войны не только с Ираном или Пакистаном, но и с Китаем и Россией, т. е. на театре военных действий от Сомали до Красноярска и Пекина. А к 2015 году на вооружение США начнут ставиться гиперзвуковые ракеты, которые из той же крупнейшей авиабазы Баграм рядом с Кабулом будут способны доставлять ядерный заряд из Афганистана до Москвы за 20 минут.

Третье. За последние три года НАТО создало грандиозный транзитный путь из Афганистана через Центральную Азию, Кавказ и Россию – т. н. Северную дистрибутивную сеть (Northern Distribution Network, NDN), благодаря которой указанные регионы оказались инфраструктурно накрепко «пристегнуты» к сверхинтенсивной перевозке НАТО своих грузов.

Мощнейшая Северная дистрибутивная сеть сама по себе эффективнее любых отдельных баз с танками и ракетами. И правильно пишут Э.Качинс и Т.Сандерсон из Центра стратегических и международных исследований (ведущей американской фабрики мысли), что эта сеть уже «преобразовала геополитический ландшафт всей Евразии».

Как раз в рамках шикарного роста и набухания этой «сети» и возник очередной вопрос по Ульяновску, где сеть с воздуха или с железнодорожных сквозных перевозок по территории России начинает «присаживаться» и укореняться на русской земле, прямо на Волге-матушке. Пусть это на первых порах будет эдакий маленький перевалочный пунктик, даже пунктешечек, но операторами в нем будут вполне неигрушечные «экспедиторы в штатском» от НАТО.

Необходимо понимать, что на российской территории практически уже создан, по сути, аналог Панамского канала, эдакий современный «путь из варяг в греки»: из региональной зоны ответственности НАТО, из Северной Атлантики – в зону ответственности ОДКБ, Центральную Евразию, едва ли не с другой стороны земного шара.

Потрясающий образчик щедрости, невиданный во всемирной истории: одна региональная организация (ОДКБ) работает на вовлечение в зону своей ответственности другой региональной организации! При этом генсеку ОДКБ отчего-то мерещится, что это он запрягает и держит НАТО, словно большущего медведя-гризли, для решения якобы своих задач. А со стороны видится то же, что в известной прибаутке про «держи медведя», где все оказывается наоборот.

Вообще если о проспекте НАТО в Москве еще можно поспорить, то уж Российская Федерация за северный транзит для НАТО точно заслужила переименование центральных площадей Брюсселя и Вашингтона в площади Российского Ума и Щедрости. Ведь вся эта колоссальная и косолапая поддержка Российской Федерацией военной операции США и НАТО в Афганистане способствовала тому, что пусть мощная, но региональная организация НАТО потихоньку за 10 лет осуществила трансформацию в организацию глобальную, которая теперь ведет главную свою операцию-войну на другой стороне Земли, далеко-далеко от Северной Атлантики. Операция в Ливии, кстати, была уже закономерным следствием этого перехода НАТО к принципиально новому статусу и формату.

Неудивительно, что последние 4 года все настойчивее начинает продвигаться (тем же Иво Даалдером) концепт НАТО как «демократической» альтернативы ООН через факт военных операций вдали от Северной Атлантики и постепенно готовящееся присоединение к НАТО таких абсолютно неатлантических государств, как Япония, Новая Зеландия, Австралия, Южная Корея. В этом плане вопрос о том, является ли «перевалочный пункт» в Ульяновске базой или нет, не является столь существенным.

Впрочем, и здесь нашим чиновникам некогда разобраться.

Еще в 2003 году тогдашним министром обороны США Рамсфельдом по директиве президента Буша была запущена кардинальная реформа глобального военного присутствия США, суть которой заключалась в переходе от больших и дорогостоящих баз-городков к небольшим пунктам-узлам сети, необходимым для быстрого развертывания и тылового обеспечения вооруженных сил в регионе конфликта через «накачку» узлов сети необходимыми живой силой и техникой. Общий лозунг реформы – «Дееспособность и эффективность, а не размеры».

Для этого тогда же была выработана обширная новая классификация военных объектов (military facilities) Вооруженных Сил США при развертывании сетей глобального милитарного присутствия. Из 12 видов таких объектов только два в строгом смысле, по названию, являются базами – капитальная операционная база (Main Operating Base, MOB) и операционная база передового базирования (Forward Operating Base, FOB), но от этого военные объекты планетарной сети ни в коем случае не становятся менее военными или невоенными, а по своей сути все они являются классическими базами, т. е. пунктами иностранного военного присутствия.

«Перевалочный пункт» в Ульяновске по американо-натовской классификации может принадлежать и к воздушному порту высадки и перегрузки (Aerial Port of Debarkation, APOD), и к базе тылового обеспечения и логистики (Logistics Base) или к «пунктам обеспечения кооперативной безопасности» (Cooperative Security Location, CSL), которые, кстати, вообще не требуют в «спящем» режиме, до часа «Ч», никакого натовского персонала, лишь бы были в постоянной готовности для мгновенного использования в нужное время.

Но главное не в том, как назвать этот «пункт», а в том, что на ударную военную мощь США и НАТО за границей работает не отдельная «база» или «пункт», а вся инфраструктура-сеть присутствия, поскольку под это «подвязаны» и ракеты, и космическое оружие, и контроль воздушного движения, и спутники.

В этом плане заявление Дмитрия Рогозина о том, что он «не допустит появления базы НАТО в Ульяновске», попросту не имеет отношения к делу. Европейская часть России уже капитально опутана сетью военного присутствия НАТО, и «пункт» в Ульяновске важен не сам по себе, а обозначением следующего этапа натовского военного присутствия с остановкой грузопотоков и массовым созданием подобных «пунктов». Т. е. дело тут не в базе как городе с пушками, аэродромом и военными, а в самой сети глобального военного присутствия НАТО.

Очередной ужас в том, что все эти действия даже с транзитом грузов НАТО, не говоря уже о базе-пункте в центре Поволжья, в 900 км от Москвы, напрямую отрицают, отменяют и взрывают два базовых документа национальной и военной безопасности России. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации однозначно формулируется: «Определяющим фактором в отношениях с Организацией Североатлантического договора останется неприемлемость для России планов продвижения военной инфраструктуры Альянса к ее границам и попытки придания ему глобальных функций, идущих вразрез с нормами международного права». То же самое, по сути, говорится и в действующей Военной доктрине Российской Федерации, где к «основным внешним военным опасностям» причислено «стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран – членов НАТО к границам Российской Федерации, в т. ч. путем расширения блока».

Приближать военную инфраструктуру НАТО к Российской Федерации никому в России нельзя – запрещено, нарушает основополагающие документы. А вот организовывать эту инфраструктуру на самой уже территории России, судя по заявлениям высших чиновников, не только возможно, но и нужно прямо «в интересах военной безопасности» (смотрите начало данной статьи).

Тот же самый «парадокс» – и по поводу «наделения НАТО глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права». Т. е. выходит, что если кто-то извне стремится такое делать (например, само же НАТО) – это очень плохо и крайне опасно для военной безопасности России. А вот если Россия сама и добровольно, даже вдохновенно вносит бесценный вклад в превращение НАТО из региональной в глобальную организацию через поддержку ее операции в Афганистане, то это, получается, можно, это нормально, допустимо.

Вообще подобная шизофрения (расщепление сознания) российских чиновников на Афганистане – медицинский факт. В совсем уж анекдотическом виде это проявилось в ноябре на выступлении в Общественной палате начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерала армии Николая Макарова, который в течение пяти минут сумел высказать два взаимно отрицающих утверждения.

Первое – что присутствие войск НАТО в Афганистане стабилизирует ситуацию, и вывод «американских войск или войск мирового сообщества может спровоцировать любой конфликт, любой интенсивности».

Второе – что присутствие НАТО на границах с Россией порождает «новые угрозы и вызовы для безопасности России». При этом он сурово напомнил, что практически все страны бывшего Варшавского договора стали членами НАТО, а также бывшие прибалтийские республики вошли в Альянс. «Попытки есть, серьезные, втянуть в Североатлантический альянс Украину и Грузию. Что происходит у нас на сопредельных границах с Российской Федерацией, вы прекрасно знаете. Если все это суммировать, можно сказать, что риск втягивания РФ в различные локальные вооруженные конфликты практически по всему периметру границы резко увеличился», – заключил начальник Генштаба РФ. И так, между делом, добавил: «При определенных условиях мы не исключаем, что локальные и региональные конфликты могут перейти в крупномасштабную войну, в т. ч. с применением ядерного оружия».

В подобной высокопоставленной «диалектике» неясно только одно: почему НАТО по грузинско-украинскому направлению порождает конфликты вплоть до «применения ядерного оружия», а по афганскому – стабильность. И почему бы для укрепления российской стабильности (см. пункт первый) все-таки не отдать Украину и Грузию в НАТО, как Афганистан? Тем более раз даем НАТО континентальный транзит и право на т. н. «перевалочный пункт».

И почему бы вообще российскую армию не заменить на натовскую, начальника нашего Генштаба Макарова – на генерала Мартина Демпси, председателя Объединенного комитета начальников штабов, а генсека нашего квелого ОДКБ – на генсека НАТО? Дела явно пошли бы веселее! В самом деле, почему в футбол можно и легионеров брать, и Диков Адвокатов, а в армию – нельзя? А наши подыхающие военные городки отдать под инфраструктурно-логистическую сеть США – НАТО! Почему нет? И тогда «перевалочный пункт» в Ульяновске – не беда, а лиха беда начало…

В заключение – еще раз о первоисточнике и двигатели любви наших министров, генсеков и вице-премьеров к НАТО – «Талибане». Воспроизводя перлы из выступлений высших российских чиновников, зададимся вопросом: а насколько действительно опасен для России и ее союзников этот самый, по Сердюкову, «экстремистский напор» этих самых, по Бордюже, «террористических групп, в т. ч. и талибов»? Существуют ли, помимо НАТО, эти самые, по Лаврову, «угрозы, которые есть в Афганистане»?

Нет такой угрозы для России, и она ни разу не возникала по факту, но активно педалируется через разработку высокопоставленных российских чиновников и кампании в СМИ с 1996 года, когда рядом транснациональных корпораций при поддержке спецслужб США была запущена операция по подготовке к строительству через Афганистан газопровода «Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия» (TAPI).

Организаторам необходимо было серьезно давить на пришедший к власти в Афганистане после тяжелейшей гражданской войны «Талибан», чтобы он был максимально сговорчивым по ценам за транзит туркменского газа. Одновременно сказки про желающих идти на север талибов пригодились США в 2001 году для того, чтобы под предлогом борьбы с терроризмом после 11 сентября приступить к захвату всего Большого Ближнего Востока и организации в Афганистане плацдарма своего присутствия в Сердцевинной Земле, Хартленде, что, по словам Бжезинского, сказанным в 1996 году, является не меньше как «главным призом для Америки».

В России ярким участником этой глобальной пиар-кампании стал, в частности, генерал Лебедь, несколько раз глубокомысленно заявивший в момент особенно ожесточенных схваток талибов с войсками Ахмад-шах Масуда и Дустума, что талибы якобы готовят бросок на север, к Волге и Москве.

В последние годы эту эстафету подхватил, будучи послом России в НАТО, Дмитрий Рогозин, с которым мне уже неоднократно приходилось вступать в полемику по поводу его произвольных и прямо фантастических сценариев типа «если вдруг провалится натовская операция в Афганистане, и они (талибы) все полезут, победившие, озверевшие орды, на Север, то тогда нам придется сталкиваться с этой угрозой, военным путем сталкиваться… Поражение НАТО в Афганистане приведет… к тому, что обнаглевшие от победы экстремисты самых разных мастей, прежде всего «Талибан», пойдут на север, пойдут в сторону России захватывать все новые и новые территории. Это создаст для нас угрозу реальных военных действий на южной границе».

Эти запущенные 15 лет назад чужими спецслужбами страшилки не имеют никакого отношения к реальности. Для России фундаментальную угрозу несет среднеазиатский и кавказский терроризм, который имеет принципиально иную природу и этнонациональный состав, чем 50-миллионные пуштуны по обе стороны линии Дюранда, валом зачисляемые в террористы, под предлогом борьбы с которыми и были введены натовские войска.

Таким образом, поддержка тезиса о талибской угрозе для России не отражала реальности и 10 лет назад, а сейчас, когда де-факто и талибов уже нет, и вовсе ничего не отражает, кроме принуждения России действовать в выстраиваемом США натовском фарватере (о том, что такое сегодня талибы, и каковы особенности ситуации в Афганистане, подробно описано в проектно-аналитическом докладе нашего Института демографии, миграции и регионального развития «Путь к миру и согласию в Афганистане определяется позицией, которую займет Россия»).

В ситуации с «перевалочным пунктом» НАТО в Ульяновске очевидна цена всем этим блокбастерам про талибов, которые вот-вот прорвутся к нашему Поволжью: талибы в Поволжье – это по-прежнему антинаучная фантастика, а вот НАТО в Поволжье – это почти факт. Вот это и есть суть дела.

Но нас опять и опять призывают бояться талибов и не бояться НАТО с афганского направления. Вот еще один образчик «фейсбуковского» остроумия вице-премьера Рогозина: «Кончайте паниковать. Уже натовских биотуалетов испугались».

Впрочем, хуже туалетной, бумаготуалетной и биотуалетной геополитики может быть только геополитика развесистой «патриотической» клюквы. Речь идет о том, что самые хитрые чиновники и обслуживающие их «аналитики» в дискуссии о провальности российской внешней и оборонной политики по отношению к НАТО в Афганистане в какой-то момент вдруг словно переключаются, начинают загадочно улыбаться и переходить на шепот.

«Понимаешь, – еле слышно бормочут они, снисходительно похлопывая вас по плечу, – на самом деле чем больше США и НАТО погрязают в Афганистане в схватках с исламистами, тем России лучше. Ослабляются и те, и другие, и оставляют в покое нас». Далее обычно следуют убойные в своей неадекватности разглагольствования про Афганистан как «кладбище империй», про то, что Афганистан для США – это «второй Вьетнам»…

А самый изощренный из наших высокопоставленных практиков афганской политики однажды философски объяснил мне, как необыкновенно выиграла и высоко вознеслась России от того, что американцы обустроились в Афганистане: «Помните, как учил Мао Цзэдун? Самая оптимальная позиция в политике – обезьяна на высокой горе, с которой она смотрит на сцепившихся между собой в смертельной схватке тигра и крокодила. Так вот, Россия сегодня по отношению к мукам американцев в Афганистане – как раз та самая мудрая обезьяна».

Да уж. Точно. Тут вам и обезьяна, да еще и целая камасутра. Причем обезьяна сильно хихикающая – о 500 000 убитых героином русских и 20 минутах подлетного времени.

Источник: km.ru