Начало России и “Вторая Хазария”

В издательстве «Алгоритм» выходит в свет новая книга Валерия Шамбарова «Начало России». Мы решили встретиться с автором, чтобы подробнее поговорить о ней

– Валерий Евгеньевич, какой эпохе посвящена ваша очередная работа?

– Книга рассказывает о событиях XIV – XV столетий, от правления великого князя Дмитрия Донского до Ивана III.

– Таким образом, по времени она примыкает к книге «От Киева до Москвы»?

– Да, продолжает ее и доходит до времен, описанных в другой моей работе, «Царь Грозной Руси» («Рождение царства»). Хотя, конечно, в прямом смысле «Начало Руси» не является «продолжением» книг изданных ранее. Это самостоятельное произведение, оно описывает весьма важный и, к сожалению, недостаточно известный отрезок не только отечественной, но и мировой истории.

– В данном случае вызывает вопрос само название – «Начало России». Ведь еще Нестор задавался вопросом «Откуда есть пошла Русская земля», и вы сами рассуждали об этом в книге «Выбор Веры».

– Да, но речь шла о происхождении русского народа. А в данном случае вопрос поставлен иначе – Россия. Та самая держава, в которой мы с вами живем. Согласитесь, что отождествлять ее с древними государствами скифов, антов, Киевской Русью было бы, мягко говоря, некорректно. Как возникла Россия? Откуда?

– И произошло это в XIV – XV веках?

– Совершенно верно. Посудите сами. В Восточной Европе одна за другой погибает несколько великих держав. Сперва в пожарах усобиц сгорела Киевская Русь и была добита татарами. После смерти св. Александра Невского рухнула в полный хаос и Владимиро-Суздальская Русь. Потом разваливается и захлебывается в резне еще одно могущественное и развитое царство – Золотая Орда. А одновременно тонет в интригах, предательстве, коррупции и падает под ударами врагов когда-то славнейшая и культурнейшая империя, Византия, оплот мирового Православия. Но в общем мраке и хаосе вдруг появляется и стремительно набирает силу нечто совершенно новое. Возвышаются не величайшие и богатейшие города уходящего средневековья, Константинополь, Киев, Сарай. Возвышается доселе неведомая Москва. Рождается новая империя, совершенно иная – причем она становится наследницей и Киева, и Византии, и Орды, перенимает лучшее, что у них было.

– В прошлых работах вы применили довольно любопытный метод – наряду с описаниями событий на Руси представляли читателю, что происходило в это же время за рубежом. Использовали ли вы это в новой книге?

– Да, использовал. Подобное сопоставление всегда полезно. Во-первых, для сравнения. Что было общего у нас и за границей в ту или иную эпоху? Что отличалось? И в какую сторону, в лучшую или в худшую? Во-вторых, те или иные процессы в нашей стране и за границей часто бывали взаимосвязаны. Политика, войны, торговля. Ведь Русь никогда не была отделена какими-то перегородками от Запада и Востока. Не представляя общей картины, трудно понять тенденции отечественного развития, решения правителей и т.д. Это ведет к неверным оценкам. А в XIV – XV вв. весьма важные процессы происходили и в Европе. Флорентийская уния, потуги подчинить Православие Риму. Образование первых централизованных западных государств, начало колониальной экспансии. Это эпоха таких личностей как Жанна д’Арк, Ян Жижка, Людовик XI, таких талантов как Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, таких чудовищ, как Ричард III, папы Сикст IV и Александр Борджиа. Кстати, и реальные прототипы Синей Бороды, Дракулы, доктора Фауста жили в это же время. Одновременно с Россией рождалась нынешняя Западная цивилизация. Они возникали и складывались как два мировых полюса. Взаимодействующих, связанных, но во многом противоположных.

– Вы сказали, что этот период в отечественной истории малоизвестен. Но некоторые события освещались весьма широко – Куликовская битва, стояние на Угре.

– Вот именно – только некоторые события. Имя св. благоверного Дмитрия Донского в сознании людей связалось с одной лишь Куликовской битвой. Мало кто знает, что он отразил натиск Литвы – а Литва в ту эпоху была куда больше и могущественнее Московской Руси. В сознании большинства людей св. Дмитрий Донской запечатлелся в качестве воина – но ничуть не меньше его заслуги как созидателя и собирателя будущего российского государства. Фигуры его сына Василия I и внука Василия II Темного и вовсе оказались затертыми. Хотя Темный отстоял Православие от униатов, закладывал фундамент русского самодержавия. А Ивану III (или Ивану Великому) довелось реализовывать и завершать преобразования отца, деда, прадеда. Пожинать плоды посеянных ими семян.

– В книгах об Иване Грозном и «От Киева до Москвы» вы разбирали исторические фальсификации либеральных авторов, которым подвергся ряд ключевых фигур нашего прошлого. Обнаружили ли вы аналогичную тенденцию в новой работе?

– Да, это закономерность. Либеральные и западнические историки постарались посмертно подпакостить всем властителям, способствовавшим укреплению России. Тут досталось и Дмитрию Донскому, и Темному, и Ивану III. Василия I это коснулось меньше – его просто изображали сереньким, незаметным, вроде и вспоминать незачем. Потому что он умел выигрывать войны без сражений, с минимальными жертвами. Извращались важные события, в том числе и стояние на Угре. И Карамзин, и Ключевский взяли за основу скандальные версии двух летописей, враждебных Ивану III, отбросив массу других источников: это уже было подробно разобрано и опровернуто многими авторитетными исследователями. Из истории исчезли коварные заговоры против тех же Дмитрия Донского, Темного, Ивана III, убийства их родственников – а в итоге казни предателей и крамольников получаются как бы неоправданными, объясняются лишь властолюбием государей, их корыстью и жестокостью.

– Сейчас в историю внедрились совершенно противоречивые оценки Золотой Орды. Существуют мнения, что татарского ига вообще не существовало, а был плодотворный симбиоз, ордынские ханы представляются почти русскими царями, опекунами и защитниками Руси.

– Увы, это не так. Период более-менее взаимовыгодного сосуществования был весьма кратковременным: во времена св. Александра Невского, Батыя и его сына Сартака. Вообще татаро-монголы во всех странах перенимали более высокую культуру завоеванных народов – так было в Китае, Персии, Средней Азии. Однако в Золотой Орде завоеватели попали не под русское, а под иное влияние. В ее состав входили Хорезм, Северный Кавказ, Причерноморье – а там в свое время угнездились уцелевшие купцы и ростовщики из Хазарии, уничтоженной в Х в. Святославом Игоревичем. Город Сарай (вторая столица Орды, Сарай-Берке) был построен в тех же местах, где стояла столица Хазарии Итиль, на том же перекрестке оживленных путей международной торговли. И огромный вес в нем набрала иудейско-хорезмийская группировка купцов. В русских летописях они часто упоминаются вместе, «бесермены и жиды».

– Таким образом, Орда стала обновленным вариантом Хазарского каганата?

– Совершенно верно. Сами понимаете, взаимовыгодный симбиоз в данном случае был невозможен. Орда, как и Хазария, была заинтересована выжимать Русь посильнее и пожирнее, на этом грели руки откупщики, баскаки, мурзы, купцы. Орда стала главным поставщиком рабов в страны Азии, Африки, Европы. «Великий гуманист» Петрарка восторгался – как хорошо, что в Италии стало много дешевых русских невольников, «повсюду слышна скифская речь». Продавали их через венецианские и генуэзские колонии на Черном море. Но итальянцы там осуществляли лишь руководство. Купечество было местное. В Венеции чиновник, управлявший черноморскими городами, носил титул «консул Хазарии», в Генуэзской республике для этого был создан особый орган, «Оффициум Хазарие». К сожалению, «хазарский фактор» не учитывается и обходится историками.

– А он сказывался?

– Еще как! Сказывался и на судьбах Орды, и на судьбах Руси. Ханы, не удовлетворявшие купеческую группировку, очень быстро лишались престола и жизни. Так было с Сартаком, Тохтой, Джанибеком. Взамен выдвигались те, кто проводил политику, угодную купцам и ростовщикам. Именно они стояли за Мамаем, нацеливали его к походу на Русь, финансировали. В ордынских смутах купцы понесли огромные убытки, чтобы компенсировать их, требовалось заново прижать нашу страну, требовалось побольше «живого товара», места откупщиков в русских городах, монополии на русские меха, воск и другие богатства. А когда Мамай проиграл, прежние покровители сами же убили его, переориентировались на победителя, Тохтамыша. Та же купеческая группировка спровоцировала войны Тохтамыша с властителем Средней Азии Тимуром Тамерланом. Хорезм ненавидел его, стремился сбросить его владычество и вернуться под власть Орды. Даже после того, как Тохтамыш несколько раз был разбит, теневые заправилы Сарая подталкивали его к новым нападениям – следовало сорвать планы Тамерлана, отвлечь от Ближнего Востока и Египта, где располагались главные мировые работорговые рынки. Что ж, хан выполнил заказ, но в результате Орда подверглась нашествию и полному разгрому. В общем, полезного сотрудничества Руси с татарскими ханами так и не сложилось. А ханская дружба и сотрудничество с «хазарами» привели Золотую Орду к гибели.

-Разделяете ли вы мнение, что уже в те времена всей международной политикой заправляли могущественные закулисные силы?

– Нет, транснациональная «мировая закулиса» сложилась гораздо позже, в конце XIX – начале XX в. Но в XV в. уже начали формироваться мощные банкирские и торговые кланы, и в некоторых странах их влияние было довольно значительным. Например, германских императоров Габсбургов финансировал банковский дом Фуггеров. Литовский великий князь Витовт в борьбе за власть опирался на еврейских ростовщиков. После победы расплатился с ними, предоставив огромнейшие права в Литве, фактически уравнял с дворянами. В Италии расцвел банковский дом Медичи, раскинул свои отделения и филиалы по разным государствам. Разумеется, эти круги старались направлять политику к собственным выгодам. И повсюду их проникновение шло отнюдь не на пользу народам и странам, куда они внедрялись. Банкиры и торгаши немало поспособствовали разложению католической церкви. А с другой стороны, они способствовали возникновению очагов ересей. Первые взрывы Реформации произошли как раз в конце XIV – XV веках: восстания лоллардов в Англии, страшные гуситские войны, обезлюдившие Чехию, залившие кровью Германию и Венгрию.

– Задели ли эти процессы Русь?

– Попытки отравить Православие были, причем настойчивые и неоднократные. При Дмитрии Донском через Псков проникла из Литвы ересь стригольников (стригольниками их прозвали из-за иудейского обряда «стричь» кое-что, совершать обрезание). При Иване III осуществилась вторая попытка, запустить на Русь ересь «жидовствующих». Сектанты достигли серьезных успехов, втянули в свои ряды видных сановников, занимавших первые места при дворе, сноху государя Елену Волошанку, его внука Дмитрия, протащили даже «своего» митрополита Зосиму. Но победить им все-таки не удалось, Господь уберег державу, враги Православия были раздавлены. Благодаря этому Русь смогла стать Россией, «Третьим Римом».

– Сейчас нередко можно услышать, что как раз строительство великой державы стало бедой для России. Дескать, все время лезли с «имперскими амбициями», нажили врагов по всему миру, напрасно расходовали ресурсы, губили воинов. А голландцы или шведы вовремя одумались, взялись устраивать собственные страны, поэтому живут куда лучше нашего.

– Это типичная точка зрения, тупо распространяемая либералами. Давайте разберемся, что значит «живут»? Жрут, пьют, совокупляются, заключают однополые браки? Эдак можно сказать, что скотина живет еще лучше – она ведь тоже жрет, пьет, совокупляется, получает все, о чем она только может мечтать своим скотским разумением. Правильнее было бы выразиться «существуют». А жизнь человека невозможна без Бога, поскольку подразумевает и иную жизнь, вечную. Но до сих пор опорой Православия остается Россия. Расшатанной, прогнившей, но пока еще стоящей, в отличие от «благополучных» стран, скатившихся до животного уровня.

– Но если допустить гипотетически, что русские сохранили бы свою веру и жили потихонечку по своему разумению?

– А кто им позволил бы жить как хочется? Кто позволил бы сохранить веру? Атаковала-то не Россия! Постоянно атаковали ее! Сперва ее настойчиво пытались подмять и поработить Польша и Литва. Граница-то проходила сразу за Можайском, лишь при Иване III она стала сдвигаться на запад. Одолели поляков – нашлись новые враги. Раз за разом натравливали на русских турок, шведов. Вторгались французы, англичане, немцы… Выбор перед Россией стоял естественный и единственный: либо наращивать свои силы, бить врагов (а при этом и расширять территорию, бороться за зоны влияния в мире) либо разделить судьбу жителей колоний – американских индейцев, индусов, египтян, вьетнамцев, китайцев и др. Наконец, создание великой мировой империи – это были отнюдь не «амбиции», а миссия России. Миссия «Третьего Рима», возложенная Свыше. Разве допустимо зарывать таланты, которые тебе даны?

– И отдельному человеку, и государству?

– Совершенно верно. Но и крест, который тебе дан, бросать недопустимо. «Кто не берет свой креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф., 10,38) Бросаешь крест – превращаешься в словесное животное, как, к сожалению, и случилось в Западном мире. Именно это разделение произошло в эпоху, описанную в новой книге. Одна часть христиан отказалась от Креста, занялась земной наживой, другая приняла его. Ну а количеству врагов во всем мире удивляться не приходится. Об этом предупреждал Сам Господь: «Если мир вас ненавидит, знайте, Меня он прежде возненавидел» (Ин., 15, 18) «И будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спесется» (Матф., 10, 22).

Вел беседу Дмитрий Якунин.