Резкое похолодание на Тихом океане

Усиливается военное соперничество крупнейших стран региона

Проявлением нравов периода холодной войны назвал в среду представитель МИД КНР договоренность между Вашингтоном и Канберрой о размещении на базе в г. Дарвин на севере Австралии 2,5 тыс. американских морских пехотинцев. Она была достигнута в ходе ноябрьского визита в регион президента США Барака Обамы. В той же поездке согласован вопрос о базировании в Сингапуре новейших американских кораблей ближней морской зоны.

Если дислокация воинской части морпехов главным образом играет роль символического гаранта союзнических обязательств США перед Австралией, то наличие базы ВМС США в Малаккском проливе имеет первостепенное военное значение – она позволяет в случае необходимости плотно закупорить «бутылочное горлышко», через которое в Восточную Азию поступает нефть с Ближнего Востока и идет встречный поток промышленных товаров.

Так, буквально на глазах нарастает группировка американских вооруженных сил в Западной части Тихого океана, в которую входят также 80 тыс. военнослужащих в Японии и 28 тыс. – в Южной Корее. Побывавший в регионе незадолго до Обамы глава Пентагона Леон Панетта заверил местных лидеров, что сокращений здесь не предвидится. Даже в случае сокращения общих расходов американского военного ведомства.

Вашингтон наглядно показывает лидерам стран региона, что США не уходят из него. Они готовы создать мощный противовес «утвердительному» поведению Китая. Проявлениями такой «утвердительности» в Вашингтоне считают обострение территориальных споров Китая со странами региона, быстрый рост статьи военных расходов в бюджете КНР, а также достижения китайского ВПК, в частности, создание баллистических ракет – «убийц авианосцев» и прототипа самолета 5-го поколения, предстоящий ввод в строй первого китайского авианосца (на этой неделе он приступил ко второй серии ходовых испытаний).

А ведь совсем недавно из Вашингтона звучали слова, что США не думают прибегать к политике «сдерживания» Китая, подобно тому, как это делалось в годы холодной войны в отношении СССР. Давший такие заверения бывший заместитель госсекретаря Роберт Зеллик (ныне президент Всемирного банка) ссылался на то, что подобное просто невозможно в век глобализации, когда страны имеют тесные торгово-экономические и иные связи.

Экономические связи между Китаем и США в действительности становятся все более тесными, доходя до проявлений взаимозависимости. Но вместе с тем они сочетаются с проявлениями политики сдерживания Китая Соединенными Штатами. Основной зоной приложения подобных усилий являются Восточная и Юго-Восточная Азия.

В быстрорастущем регионе АТР ныне конкуренция и соперничество имеют всесторонний характер. Появляются, например, конкурирующие между собой интеграционные проекты, наблюдается острое торгово-экономическое соперничество, борьба за рынки и источники сырья. Но если проявления такой конкуренции являются объективным порождением экономических обстоятельств и даже в какой-то мере сами становятся фактором экономического развития, то усилившееся военное соперничество носит сугубо негативный характер, грозит конфликтом.

В АТР нет международных механизмов, которые играли бы роль гасителя напряженности, как, скажем, в Европе хельсинкский процесс. И пока не просматривается работоспособных проектов такого рода. Тем важнее использовать в этих целях уже имеющиеся региональные структуры. В первую очередь, на наш взгляд, для этого подходит наиболее широкая по числу участников организация – Азиатско-Тихоокеанское сотрудничество (АТЭС). Как представляется, Россия могла бы использовать проведение во Владивостоке в 2012 году саммита АТЭС для того, чтобы выдвинуть предложения, направленные на снижение военного соперничества в регионе. Время для проработки таких инициатив еще есть.

Источник: Независимая газета