Русским нужна демократия

Сработает ли в Российской Федерации теория «плавильного котла»?

Концепция российской национальной политики неясна в принципе. Вроде бы о ней много говорят, но, в общем-то, всё сводится к заклинаниям о необходимости сохранения межнационального мира во что то ни стало. Да вот беда: межнационального мира как такового в нашей стране давно нет. Нет, слава Богу, войны, но нет и мира.

У нас, между прочим, практически каждый день убивают людей в межнациональных столкновениях. Для тех, у кого эти слова вызовут шок и недоверие, прошу заглянуть на сайты «Кавказский узел» и «НИРА «Аксакал», где день за днем и час за часом ведется подобная хроника. И факты, сообщенные сайтами, впоследствии, увы, в сводках МВД подтверждаются, правда, уже без указания национальностей участников конфликтов. А что же другие сайты и новостные программы? Замалчивают, что ли? Ну, большинство событий списывают на «бытовуху», а о некоторых сообщают, например, под такими заголовками: «Религиозный лидер обвиняется в заказном убийстве», «Московский официант зарезал клиента». Начинаешь читать, и выясняется, что «религиозный лидер» – это человек, дававший деньги на мусульманскую общину, а вообще-то он – азербайджанский криминальный авторитет из Петербурга, «заказавший» русского бизнесмена, а «московский официант» – это дагестанец, убивший кухонным ножом русского посетителя за какую-то высказанную им претензию. Но, конечно, кровавые столкновения происходят отнюдь не только между кавказцами и русскими. Из криминальной хроники «НИРА «Аксакал» прямо следует, что в стране идет какая-то круговая межнациональная резня – не только между кавказцами и русскими, как мы привыкли считать, но между самими кавказцами тоже. При этом надо отметить, что происходит она преимущественно на территории русских областей.

Получается, что концепция «межнационального мира» сводится только к «замазыванию» этих многочисленных фактов? А проще говоря, к сокрытию провала национальной политики? Но ведь это, кажется, должно быть невыгодно власти, ибо демонтаж закона неминуемо приведет к демонтажу самой власти, как было с горбачевским СССР. А уж, извините, чего-чего, а что выгодно и что невыгодно, власть хорошо знает. Это современные практичные и прагматичные люди. Отчего же такое упорство в «замазывании» пролитой в этнических преступлениях крови?

Стало быть, действительно, есть что-то в национальной политике власти, что она скрывает от людей – преимущественно русских людей? Есть, есть, дыма без огня не бывает… В нынешний век информации тайны не скроешь, и о ней проговариваются если не сами представители власти, то люди, к ней близкие. Так, в «Российской газете» от 5 ноября с. г. читаем:

«У нас происходит плавный переход от принятой в советские времена идеи «семьи народов» к принятой в США идее «плавильного котла», – уточнила директор Института прикладной политики Ольга Крыштановская».

А вот это похоже на правду! Причем на правду, которую не сама госпожа Крыштановская выдумала, а услышала где-то в коридорах власти. Потому что выражение «плавный переход» говорит о том, что перед нами уже не теория, а практика. Не стратегия, а тактика. И вообще, тогда всё ясно. Если «плавильный котел», то мы должны, пардон, плавиться и терять привычные формы, – да что там привычные – все! Чтобы после переплавки были отлиты формы новые. А «замазывание» – это не провал национальной политики в прежнем понимании (так сказать, идеи «семьи народов»), а необходимое условие плавного перехода «к принятой в США идее «плавильного котла». Тогда, действительно, какой смысл слушать вопли людей из плавильного котла: «Горячо! Жжется! Укрутите!», если им суждено, как Шварцнеггеру в триллере «Терминатор-2», переплавиться напрочь?

Но позвольте, когда и где наши люди дали согласие на реализацию политики «плавильного котла»? В 1991 году? Но в ту пору массированной атаке подверглась сама идея федерализма в нашей стране (тогда еще СССР). Напомню главный тогдашний лозунг демократов: «Союзу – нет, России – да!» А помните требования «перестать кормить» союзные республики, избавиться поскорей от «азиатского подбрюшья» и «пылающего Закавказья»? Противники Советского государства изображали его в образе гигантской «коммунальной квартиры», из которой срочно надо всем расселиться в квартиры отдельные. Был даже видеоклип на эту тему. О том, что новая Россия будет уменьшенной копией Советского Союза, тогда и слышать никто не хотел!

Может быть, за «принятую в США идею «плавильного котла» люди голосовали на референдуме в декабре 1993 года? Нет, не голосовали.

Или, может быть, у нас в стране, как в США, отсутствует территориальное деление по национальному признаку, чтобы без помех осуществлять идею «плавильного котла» народов? Нет, у нас много национальных республик, которые не только не хотят «плавиться», но переживают национально-религиозный подъем (при благосклонном отношении Кремля) и фактически даже перешли, как Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, на жизнь по законам шариата.

Кто плавиться-то будет? Ну, правильно: те, кто живут не в национальных республиках, а в обыкновенных областях. То есть русские. Ведь если русских не удастся переплавить в «россиян», остальные и подавно не захотят.

К тому же, эти остальные, в частности, жители северокавказских республик, имеют свою собственную, так сказать, неофициальную программу развития межнациональных и межрелигиозных отношений в России (т.н. «проект Москвабад»), которая является секретом, пожалуй, только для Кремля. Во время событий в Москве и других городах России 11–15 декабря 2010 года представитель одной северокавказской мусульманской организации заявил своим единоверцам через СМИ примерно следующее: «Зачем убивать русских? Заводите побольше жен, рожайте побольше детей, и вы скоро и так станете в Москве большинством». Это, как вы понимаете, было заявление, призывающее к миру, но оно, как и заявление Крыштановской, обнажило некие тайные чаяния, к которым многие на Северном Кавказе относятся вполне серьезно, а власть эту стихийно наметившуюся экспансию предпочитает не замечать, реагируя только на столь же стихийно наметившееся сопротивление ей жителей коренных русских областей.

Тут дело даже не в том, чью точку зрения высказала О. Крыштановская – свою или услышанную в кремлевских коридорах. Просто этот несчастный «плавильный котел» – то недостающее звено, которое делает объяснимым все необъяснимые действия властей в национальной политике. Почему для русского человека стала проблемой не защита каких-то там «прав», а элементарнейшая безопасность на пороге собственного дома? Почему жителям Калуги нельзя писать в объявлениях, что они хотят сдавать квартиры русским семьям? Почему русского самбиста из Саратова, ударившего и убившего человека, тут же без разговоров арестовывают, а вокруг ареста дагестанского самбиста, сделавшего то же самое в Москве, разворачивается какая-то немыслимая дискуссия?

Почему убийство русского – это «бытовуха», а нерусского – ксенофобия? Почему в уральской Сагре во время набега банды азербайджанских наркоторговцев полиции и след простыл, но она сразу появилась и приступила к арестам сагринцев, когда те сами прогнали бандитов?

Почему закон начинает исполняться только после того, как люди в негодовании выходят на улицы, а если они не выходят, то преступление замалчивается и даже не расследуется? И много еще таких почему. Это что – пресловутая коррупция? Не смешите: у власти еще есть достаточно рычагов, чтобы заставить полицию, прокуратуру и СКП не портить «картинку» накануне выборов. Перед нами – политика «плавильного котла» в действии.

Кремлевские обитатели очень любят применять словечко «экстремизм» по отношению к своим оппонентам, но я, право, не знаю в нынешней жизни ничего более экстремистского, чем попытку бросить в «плавильный котел» народов 80 процентов населения нашей страны – русских. Во-первых, это всё равно, что «плавить» саму Россию, потому что фактически наше государство, вопреки советским представлениям, перешедшим в Конституцию РФ 1993 года, никакое не «многонациональное», а, согласно нормам ООН, мононациональное, ибо в России есть народ, численность которого превышает 67 процентов от числа всего населения. Таким мононациональным государством официально является, например, Украина, в которой, между прочим, живут представители практически всех народов, живущих в России, и в немалом количестве. Во-вторых, русские, мягко говоря, известная в мире нация. И даже – не знаю, как это сказать, чтобы не обиделся какой-нибудь гордый кавказский народ – великая нация. Я понимаю, что написал какую-то ужасную фашистскую вещь, но великие нации всё же существуют. Может быть, их отменят и назовут великой нацией, скажем, грузин за их заслуги перед мировой демократией. Или будет некая ротация: сегодня мы великая нация, а завтра вы. Но пока этого не случилось. Пока наряду с такими известными и внесшими неоценимый вклад в развитие человечества нациями, как эстонцы, существуют немного более известные и внесшие чуточку бóльший вклад нации, как русские.

А некоторые западные исследователи вроде Тойнби или Шпенглера, испытывая, очевидно, ужасное помрачение, приступ злокачественной русофилии, предпочитали писать не «русская культура» и «русская история», а «русская цивилизация».

И вот эту самую русскую цивилизацию наши высокообразованнейшие правители, поверив, очевидно, заявлениям прожженных жуликов и русофобов типа Бжезинского, что она себя «изжила», тайком пытаются «переплавить».

Да только тайком-то уже не получается. И в «ближнем», и в «дальнем» зарубежье очень внимательно наблюдают за тем, как опускают русских в «плавильный котел». Вот в московском метро был жестоко, до потери сознания избит кавказцами студент Глеб Харитонов, заступившийся за девушку, к которой они приставали. Кавказцы, как водится, были сразу отпущены, хотя статья за их преступление подразумевает до пяти лет лишения свободы. Ну, не убили же они этого Харитонова, в самом деле! Ну, дали немного по голове, сломали руку… Пустяки. Дальше, как и в случае убийства самбистом Мирзаевым студента Ивана Агафанова, появились публикации, что Харитонов, дескать, сам виноват. Ну, естественно, а кто же еще! Один пристал к пятерым! Только вот незадача – Харитонов оказался не гражданином России, он приехал учиться из Латвии. И латвийские электронные издания взахлеб обсуждали очередное торжество беззакония в Москве. Вот образец: «Портал Delfi.lv цитирует одного из блогеров, который комментирует слухи о том, что после нападения Глеб Харитонов решил вернуться на родину: «Я думаю, что это самое мудрое решение, которое он принял и примет в своей жизни. Глеб не знал, когда ехал в Москву на учебу, что России больше нет, причем, уже давно. Есть некая территория, населенная разнообразнейшим сбродом, в том числе и русским. Есть территория, где героем нации становится не человек, защищающий слабого, а порномассовка «Дома-2» и гламурные человеко-мартышки из «Камеди-клаба». Есть территория, где проявления человечности и смелости постыдны и презираемы. Есть территория, где человека могут убивать в переполненном вагоне метро и никто не пошевелит пальцем».

Кто-то скажет: знаем мы, мол, этих латышей с их собственной системой апартеида и парадами ветеранов СС! Так-то оно так, да только вот скандал в латвийских СМИ в связи с избиением Глеба Харитонова аккурат пришелся на то время, когда после победы на парламентских выборах в Латвии блока пророссийских партий «Центр согласия» во главе с мэром Риги Нилом Ушаковым шел процесс формирования новой правящей коалиции. И в итоге, как известно, «Центр согласия» в эту коалицию не вошел. Я ни на секунду не сомневаюсь, что широкое обсуждение латвийской прессой темы «разнообразнейшего сброда, в том числе и русского», населяющего Россию, преследовало четкую политическую цель – не допустить русского Ушакова до поста премьер-министра.

Я уже не говорю о том, как подобные инциденты обсуждаются в братских Украине и Белоруссии не братски настроенными по отношению к России политиками и журналистами. Эта всё та же тема «территории, населенной разнообразнейшим сбродом». Ведь Украина и Белоруссия уже скоро 20 лет развиваются как моноэтнические славянские государства! В какой же Евразийский Союз мы их зовем, на каких принципах? На тех же, что устроена нынешняя Российская Федерация? Ну, нет, «плавиться» Украина и Белоруссия не пойдут, тут двух мнений быть не может! И в Российской империи, и в СССР они (официально – как члены ООН) имели наряду с русскими особый историко-политический статус.

И если украинцы и белорусы согласятся когда-нибудь на возвращение в единое с народами бывшего СССР государство, то только в такое, в котором будет как-то зафиксировано государствообразующее положение «триады» славянских народов. «Общего котла» они не примут и будут, между прочим, правы.

Политика «плавильного котла» не принесла еще ни единого позитивного результата нашему государству (я не говорю уже о русском и других народах России), а нанесла уже громадный ущерб его авторитету и имиджу.

Но что же ты предлагаешь? – спросят меня. Вернуться к советской модели «семьи народов»? Нет, «семьи» больше не надо. Это не выход, а паллиатив, потому что в «семье народов», как и во всякой семье, есть старшие и младшие, сколько ни тверди о равноправии. Вернуться к «модели» Российской империи? Это настолько же нереально, как и восстановление монархии.

На мой взгляд, выход в том, от чего обычно патриоты шарахаются, как черт от ладана, – в реальной демократии. Любая из перечисленных мной выше проблем решается с помощью демократических процедур. Решается – подчеркиваю, – а не только обсуждается. С тем, чтобы принятое решение исполнялось неукоснительно. Власти вздумалось воплотить в жизнь идею «плавильного котла»? Извольте поставить вопрос на референдум. Вы намерены решить демографические проблемы и нехватку рабочих рук с помощью привлечения миллионов мигрантов? Давайте спросим у народа, желает ли он этого. Русские хотят определиться со своим статусом в России? Они имеют право на это – их большинство и страна носит их имя. Людям не нравится, что в их районе возникает очередной «Черкизон»? Пусть они проголосуют по этому поводу на местном референдуме или общем сходе. А то нам внедряли после расстрела Белого дома в 1993 году идеи Солженицына, что демократия – это, прежде всего, местное самоуправление, а где же наше местное самоуправление?

Обычно на подобные претензии власти реагируют так: у нас, дескать, не парламентская, а президентская республика, и попытка решать все вопросы в условиях наших пространств с помощью референдумов, выборов и народных сходов приведет к хаосу. Между тем, истоки хаоса и абсурда гнездятся именно в нынешней политической системе, когда при президентской республике парламентские выборы осуществляются только по партийным спискам. Это – нечто «коллективное бессознательное». Чтобы через каждые 6 лет передавать всю власть в стране избранному президенту, необходимо иметь систему воспитания или, если угодно, воспроизводства единоличных лидеров. А откуда у нас им взяться? Губернаторов не избирают, сенаторов тоже, выборы по одномандатным округам отменены. Что же у нас, и дальше будут «рокировочки» президентов в премьер-министры и наоборот?

Русские прямо заинтересованы в подлинной демократии – хотя бы потому, что их пока 80 процентов, то есть абсолютное большинство. Кому-то такой электоральный «бонус» может показаться несправедливым, но ведь и демократия, как говаривал Черчилль, не самая лучшая система, просто более лучшей не придумано.

Демократия – это власть большинства, выраженная путем прямого волеизъявления (голосования) по принципу «один человек – один голос». Скажем, если в нашей стране демократия, то носителем верховной власти в ней является именно русский народ, потому что при соотношении 80 процентов голосов к 20 по-другому не получится. Ну, никак! А если получится – то это не демократия, а «плавильный котел» с плохо притертой крышкой, готовый вот-вот взорваться. Так взорвалась Югославия, построенная Тито по псевдодемократическому и псевдофедералистскому принципу «один народ – один голос». Это как если бы всем нуждающимся в жилье семьям давали исключительно однокомнатные квартиры, не считаясь с количеством людей в семье. Представьте себе стоквартирный дом, в котором 80 процентов обитателей живут в 20 квартирах, а остальные 20 процентов – в 80 квартирах! Какая судьба ждет этот несчастный дом?

И русским, и другим народам нашей страны нужна не демократия, ограниченная принципами космополитического федерализма, а федерализм, жестко подчиненный принципам державной демократии. Этот путь нелегок, но он лучше, чем гибель в «плавильном котле».

Источник: Столетие.ру