Владимир Хомяков: 1993 год с точки зрения Закона.

Кто был тогда «мятежником», а кто – «защитником Конституции»? Ответ очевиден, если подходить к вопросу чисто юридически…

«Dura lex, sed lex» (лат. «Закон суров, но это закон»).

(Любимое изречение поборников «правового государства»)

В печальную годовщину событий 1993 года самое время дать ответ на принципиальный вопрос: в чем была суть конфликта, и какая из двух участвовавших в нем сторон должна считаться «мятежниками», а какая – «защитниками Конституции»? Обычно (и в 1993 году тоже) первыми именуется проигравшая сторона, а вторыми – победившая. Однако истина – дама объективная, и ей важны факты, а не эмоции. А факт может быть только один – соответствие действий каждой из сторон действующему на тот момент в России законодательству. В первую очередь – Конституции (Основному Закону) Российской Федерации — России 1978 года. Ведь именно этим подходом полагается руководствоваться в настоящем «правовом государстве»,- не так ли, господа либералы?!

Итак, подойдем к вопросу чисто юридически, без эмоций и личных симпатий. Согласно действующей в 1993г Конституции РФ, «Высшим органом государственной власти Российской Федерации является Съезд народных депутатов Российской Федерации.»(Статья 104), «Верховный Совет Российской Федерации – орган Съезда народных депутатов Российской Федерации, постоянно действующий законодательный распорядительный и контрольный орган государственной власти Российской Федерации» (Статья 107), а «Президент Российской Федерации является высшим должностным лицом Российской Федерации и главой исполнительной власти в Российской Федерации» (Статья 121)1. При этом «К исключительному ведению Съезда народных депутатов Российской Федерации относится: 1) принятие Конституции Российской Федерации], внесение в нее изменений и дополнений;»( Статья 104.). Запомним этот важный момент, прежде чем оценить дальнейшее развитие событий.

А развивались они так. Первая попытка перехвата власти была сделана Ельциным 20 марта 1993 года, когда президент, выступив по телевидению с обращением к народу, объявил о том, что подписал указ о введении «особого режима управления». Верховный Совет обратился в Конституционный Суд, назвав обращение Ельцина «покушением на конституционные основы российской государственности». Конституционный суд с этим согласился и усмотрел основания для отрешения Ельцина от должности, еще даже не получив на руки официального текста указа. Очевидно, со стороны «команды Ельцина» это была только «разведка боем», ибо внезапно всплыл какой-то другой указ, уже не содержащий грубых нарушений Конституции. Тем не менее, Съезд 28 марта предпринял попытку отстранить Ельцина от должности президента. Тогда Ельцин, выступая на митинге на Васильевском спуске, поклялся не выполнять решение Съезда, даже если оно всё же будет принято! По сути это означало уже тогда выход президента из конституционного поля. Однако, импичмент не удался: «за» проголосовали только 617 депутатов из 1033, при необходимых 689.

Второй попыткой перехвата власти Ельциным стал объявленный на следующий день после провала импичмента на 25 апреля всероссийский референдум по четырём вопросам:

• о доверии президенту,

• об одобрении его социально-экономической политики,

• о досрочных выборах президента,

• о досрочных выборах народных депутатов.

При том, что агитация всеми СМИ велась только в одну сторону, активном применении НЛП-технологий и подсчете голосов органами, подчиненными президенту, результат получился неопределенный. «Да» по вышеперечисленным вопросам сказали соответственно: 58,7 %, 53,0 %, 49,5 % и 67,2 % – но не всех избирателей, а лишь принявших участие в голосовании! Поэтому по действовавшим тогда законам (согласно которым «за» должны были высказаться больше половины от всех имеющих право голоса) никаких юридических последствий референдум иметь не мог. Однако Ельцин и его команда истолковали его как свою победу, якобы, дающую «от имени народа» карт-бланш на любые действия.

Сразу после референдума Ельцин сосредоточил усилия на разработке и принятии новой Конституции, передававший огромные полномочия президенту. 30 апреля в газете «Известия» он опубликовал свой проект, а уже 5 июня было собрано Конституционное Совещание. При этом после референдума Ельцин практически прекратил все деловые контакты с руководством Верховного Совета – при том, что по действующей Конституции именно Верховный Совет был в отношении его вышестоящей властью. Уже тогда было очевидно, что конфликт не «рассосется». Или – или…

И вот вечером 21 сентября 1993 года Борис Ельцин в телеобращении к народу объявил о том, что он подписал указ № 1400, предписывающий прекратить деятельность Верховного Совета и Съезда народных депутатов, и назначить на 11—12 декабря выборы в новый создаваемый представительный орган власти, Федеральное собрание Российской Федерации.

Рассмотрим эти действия с точки зрения юридической. Вспомним: согласно Статье 104 «принятие Конституции Российской Федерации, внесение в нее изменений и дополнений» относится «к исключительному ведению Съезда народных депутатов Российской Федерации», и никакой Президент делать этого просто не вправе! При этом «Указы Президента Российской Федерации не могут противоречить Конституции и законам Российской Федерации. В случае противоречия акта Президента Конституции, закону Российской Федерации действует норма Конституции, закона Российской Федерации.» (Статья 1218). То есть, Указ Ельцина № 1400 по действующей Конституции был изначально незаконен! Более того, согласно Статье 1216. «Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для… роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно» . То есть, грубо нарушив Конституцию, Борис Ельцин юридически перестал быть президентом уже 21 сентября 1993 года! Тем более, что при этом он нарушил еще и присягу, которую давал при вступлении в должность: «Клянусь при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации соблюдать Конституцию и законы Российской Федерации…» Статья 1214.

Надо ли удивляться, что Конституционный Суд, собравшийся в ночь с 21 по 22 сентября, нашёл в указе № 1400 нарушение ряда статей действующей Конституции и установил наличие оснований для отрешения президента от должности. Верховный Совет своим постановлением объявил о прекращении президентских полномочий Ельцина «в связи с грубейшим нарушением» Конституции, расценив этот шаг как государственный переворот, и о временном переходе полномочий к вице-президенту Руцкому.

Все перечисленное было сделано опять-таки в полном соответствии с действующей тогда Конституцией! Согласно Статье 12110 «Президент Российской Федерации может быть отрешен от должности в случае нарушения Конституции Российской Федерации, законов Российской Федерации, а также данной им присяги. Такое решение принимается Съездом народных депутатов Российской Федерации на основании заключения Конституционного Суда Российской Федерации большинством в две трети голосов от общего числа народных депутатов Российской Федерации по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат». При этом «в случае отрешения Президента Российской Федерации от должности… полномочия Президента Российской Федерации исполняет вице-президент Российской Федерации».(Статья 12111 ).

Дальнейшие события известны. Верховный Совет объявил о созыве 22 сентября X (Чрезвычайного) Съезда народных депутатов. Подчиненные Ельцину органы исполнительной власти на местах сделали все, чтобы депутаты из регионов не смогли прибыть в столицу. Не явилось на Съезд, разумеется, и проельцинское меньшинство. В итоге вместо необходимых для кворума 689 депутатов, на Съезде присутствовало лишь 639.

Теперь поставим себя на место депутатов: в стране осуществляется очевидный конституционный переворот, имеющий целью узурпацию власти и отмену Конституции. Причем, осуществляется он уже даже не Президентом РФ (согласно Статье 121, как мы помним, юридически Ельцин утратил президентскую власть уже 21 сентября 1993 года), а частным лицом – гражданином Б.Н.Ельциным и лично ему преданными государственными чиновниками (т.е., юридически говоря, – мятежниками и путчистами). А остановить весь этот антиконституционный беспредел невозможно, потому что одних депутатов в Москву не пустили, а другие сами не приехали. И тогда принимается единственно возможное решение – лишить депутатского статуса тех, кто не явился в Парламент. После чего объявили о достижении кворума и далее, в полном соответствии с Конституцией и решением Конституционного суда, приняли постановление об отрешении Ельцина от должности и временной передаче президентских полномочий вице-президенту Руцкому.

Именно эти шаги по защите конституционного строя либеральные комментаторы вот уже 18 лет силятся представить «провалившимся коммуно-фашистским переворотом», от которого, якобы, «спас страну» президент Ельцин, перестреляв в Москве не то 140 (по официальным данным), не то в десять раз больше (по неофициальным) вставших на его пути соотечественников. Однако, если рассматривать события с точки зрения их соответствия действующему на тот момент Основному Закону страны (Конституции), можно с полной уверенностью утверждать, что действия Верховного Совета и Съезда Народных Депутатов в 1993 году являлись не просто абсолютно конституционными, но единственно возможными для ответственных граждан в момент, когда в стране совершается государственный переворот. И, напротив, действия Ельцина и его сообщников нельзя оценить иначе, как вооруженный мятеж, имевший целью совершение антиконституционного переворота, захвата и узурпации власти в стране. К сожалению, защитники Конституционного строя тогда проиграли, и переворот состоялся. А историю, как известно, пишут победители.

После разгона Верховного Совета, взятия власти Борис Ельцин на некоторое время правил практически самовластно. Он издал указы (фактически заменившие и законы, и Конституцию) об упразднении должности вице-президента, о приостановлении деятельности Конституционного суда, о прекращении деятельности Советов всех уровней и изменении системы местного самоуправления, о назначении выборов в Совет Федерации и всенародного голосования, а также своими указами отменил и изменил ряд положений действующих законов. Заметим, что все эти абсолютно антиконституционные действия производились, когда никакого иного Основного Закона, кроме Конституции 1977 года, в стране не существовало. То есть, можно говорить о наличии в этот период в России единоличной антиконституционной диктатуры победившего мятежника.

Ясно, что в таких условиях нарушения Конституции и всех существующих законов посыпались одно за другим. Как известно, уже 12 декабря 1993 года состоялись выборы в Совет Федерации и в Государственную Думу, а также всенародный референдум о принятии проекта новой Конституции.

Но мало кто знает, что на сей счет гласил действующий тогда закон «О референдуме РСФСР», отмененный только в 1995 году. Статья 10 Закона устанавливала, что «Решение о проведении референдума могло быть принято либо Съездом народных депутатов РСФСР, либо Верховным Советом РСФСР по их собственной инициативе, а также по требованию: не менее чем одного миллиона граждан РСФСР, имеющих право на участие в референдуме; не менее одной трети от общего числа народных депутатов РСФСР». Разумеется, Ельцин на закон наплевал и инициировал все самолично, издав 1 октября 1993 года указ № 1557 «Об утверждении Положения о выборах депутатов Государственной думы» и указ № 1633 от 15 октября 1993 года «О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации».

С итогами референдума вышло еще занятнее. Согласно Статье 35 Закона «При проведении референдума по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции РСФСР решения считаются принятыми, если за них проголосовало больше половины граждан РСФСР, внесенных в списки для участия в референдуме». Так вот, в референдуме участвовало 58 187 775 зарегистрированных избирателей (54,8 %), большинство из которых — 32 937 630 (58,43 %) проголосовали за принятие новой Конституции. То есть, «за» высказались гораздо меньше половины зарегистрированных избирателей! А значит, говоря юридически, «одобренная» тогда и действующая ныне Конституция получилась тоже, мягко говоря, «не вполне легитимной»! Это, конечно, не значит, что ее соблюдать не надо (другой-то ведь нет!). Однако, все разглагольствования нынешних либералов о «святости» и «неприкосновенности» столь «незаконнорожденного» Основного Закона ничего кроме ироничной усмешки у нормального человека вызвать не могут.

Дальше – больше. В мае 1994 года были опубликованы выводы экспертной группы А. А. Собянина при администрации президента о масштабных фальсификациях на референдуме, где утверждалось, что на самом деле в референдуме принимало участие не более 46 % от списочного состава избирателей, а значит, Конституция нелегитимна. Несмотря на это, назначенный Ельциным Центризбирком (вот откуда, оказывается, идет соответствующая традиция!) при подведении итогов посчитал Конституцию принятой, а избирательные бюллетени по распоряжению председателя Центризбиркома Н. Рябова были по-быстрому уничтожены.

Одновременно(!) с референдумом были проведены выборы в Государственную думу и в Совет Федерации первого созыва — органы, создание которых еще только предусматривалось(!) проектом(!) еще не принятой(!) новой Конституции. Причем, на основании Указа № 1661 от 19 октября 1993 года от участия в «демократических» выборах в Федеральное Собрание были отстранены все партии и организации, члены которых принимали участие в столкновениях на стороне Верховного Совета РСФСР! Впрочем, и это не помогло: проельцинские «демократические» партии и блоки (включая пропрезидентский «Выбор России») все равно в сумме получили менее половины голосов избирателей (менее 17 % от списочного состава). Что красноречиво свидетельствует об истинной «поддержке большинством» ельцинской диктатуры.

А теперь – о дне нынешнем. Давно замечено историками, что совершенные при захвате власти преступления, как правило, «отзываются» (иногда – спустя многие годы) на самой установленной с их помощью политической системе. Система, возникшая в результате заговора, мятежа, массовых убийств собственного населения, отбросившая действующую Конституцию и заменив ее другой, «всенародно принятой» (а точнее, – не принятой) в условиях серьезнейшего ограничения деятельности в стране оппозиции, неминуемо столкнется с тем, что в любые неблагополучные времена народ захочет припомнить ей ее изначальную нелигитимность. Помните, как в фильме – «Царь-то, говорят, ненастоящий!»…

Не здесь ли скрыт корень того поголовного «правового нигилизма» народа, о котором не устает сетовать дипломированный юрист президент Медведев? Что не мешает ему самолично открывать памятник мятежнику, узурпатору и убийце Борису Ельцину, – человеку, о котором даже британский журнал «The Economist» писал: «Еще до его ухода с поста большинство россиян по всей стране, от Калининграда до Владивостока, не испытывали к своему президенту ничего, кроме презрения».Тем самым президент, действующий волей-неволей, продемонстрировал свою преемственность и сопричастность всему, что породил ельцинский режим в России. Вместо того, чтобы открыто назвать преступление преступлением, узурпатора – узурпатором, и, покаявшись перед народом за «отца российской демократии», крепко задуматься (не одному, а с народом) – как стране из этой ельцинской «загогулины» с минимальными потерями выбираться…

Кстати, недавно выяснилось, что тот самый сооруженный в Екатеринбурге новенький памятник Ельцину внезапно вдруг посерел и пошел трещинами. Словно Господь предупреждает следующего президента России о том, что «дом, построенный на песке, не устоит». Если кто не в курсе – это я не к «смене конституционного строя» призываю, а просто Евангелие процитировал…

Владимир ХОМЯКОВ

Использована информация «Википедии» (http://ru.wikipedia.org/wiki/)