Не доставляют радости

РФ признала в качестве «легитимного» правительства Ливии руководство так называемых повстанцев.

«Легитимное» – это вообще-то по-русски «законное», но назвать этот совет законным всё же постеснялись. На основании какого закона оно появилось?

Понять такое решение можно. Новая власть, вполне возможно, воцарилась надолго, поскольку поддерживается всеми западными странами всеми доступными средствами, в том числе военными, и прежняя власть вернётся вряд ли, а значит, как-то взаимодействовать с этим самым Переходным Советом придется. Да и по большому счёту прежнее правительство не было для нас таким уж «своим». Тем не менее, есть вещи, которые не радуют.

Первое – была всё же у нас иллюзия, что Запад борется с терроризмом. Регулярно приходили известия о ликвидации функционеров Аль-Каеды, вот и самого бин-Ладена убили, и это как-то примиряло с тем неприятным фактом, что в ходе этой борьбы войска и базы США оказались в опасной близости от наших границ. У нас ведь тоже есть свои террористы, и они тоже входят в некую глобальную сеть.

Но вот «победа» Переходного Совета в Ливии по этой иллюзии нанесла серьёзный удар. Оказалось, что Запад вполне может сотрудничать с силами, которые являются по всем критериям террористическими и фундаменталистскими. Это боевики, которые вели вооруженную борьбу не только против режима Каддафи, который был все же светским режимом, но и отметились в других странах. Возможно, западным странам было тем легче наладить с ними контакт, что многие из них проходили по их же, западным учетам как террористы, причем район Бенгази, как оказалось, многие годы был просто рассадником кадров для «джихада против неверных».

Так что если Западу надо – он вполне может воевать плечом к плечу с «террористами», и авиация Запада будет наносить удары по целям, которые те им будут указывать по спутниковой связи.

Вот и задумаешься в этой связи: что будет, если Западу по каким-то веским причинам понадобиться дестабилизировать наше, российское правительство? Если сравнить с той операцией, которая привела к падению Триполи?

Боевики в России есть, это мы знаем по ежедневным сводкам. Что ни день, то приходят известия об актах террора и контртеррористических операциях на Северном Кавказе. И эти боевики имеют контакты за границей, найти их иностранным спецслужбам будет нетрудно. Согласятся ли они поработать совместно с Западом? В Ливии-то согласились.

В Триполи были заблаговременно заброшены группы «повстанцев», которые должны были жить как мирные граждане, но по кодовому сигналу захватить ключевые пункты, перекрестки и т.п.. В Москву такие группы заброшены? А кто ж знает, сколько их среди сотен тысяч гастарбайтеров?

В Англии была заранее подготовлена ударная бригада «Шейха Махди» из ливийских эмигрантов, знающих язык и местные реалии, неотличимых от ливийцев. Есть ли такие бригады из российских и СНГшных эмигрантов? А кто знает?

В Ливии большую роль сыграл тотальный контроль Запада над телефонными и другими информационными сетями. Насколько у нас они в руках российского государства?

Важнейший момент: ключевые командиры ливийской армии и, главное, люди в окружении Каддафи были завербованы. Не только угрозами и подкупом, но и просто гарантиями сохранения счетов в западных банках (об этом сейчас пишут на Западе, не стесняясь). Насколько ключевые фигуры российских вооруженных сил и госаппарата свободны от таких рычагов нажима и управления? Известны ли их номера мобильных телефонов западным спецслужбам?

Вот поэтому не утешают слова Михаила Маргелова о том, что «представители оппозиции уверяли меня, что все контракты, подписанные Россией с предыдущим режимом, будут соблюдены».

Как бы не получилось так, что контракт на постройку железнодорожной ветки Россия получит, а независимость потеряет.

Андрей Паршев