Дракон на глиняных ногах

За внешним блеском Китая скрываются очень серьезные внутренние проблемы

В последнее время «эксперты» занимаются построением прогнозов, в которых Китай становится государством номер один в мире, отодвигая на второй план США. Обожателей Китая полно среди патриотически настроенных политиков и «ученых». Но так ли это на самом деле?

Действительно, Китай показал впечатляющие результаты: рост ВВП в 90-е составил 8-9% в год, в 2000-е 10-11%. Двигателем роста ВВП стал быстрорастущий экспорт в США, ЕС и в меньшей степени в страны СНГ. Китайские товары заполонили прилавки, китайские мигранты – улицы. Основываясь на бытовом опыте, можно сделать нехитрый вывод, мол, китайцы всех поглотят. Именно на бытовом опыте основаны выводы «экспертов», а цифры они подбирают для того, чтобы подтвердить уже сделанные выводы. НО! Не кажется ли вам, что им показывали лишь потемкинские деревни и что Китай далеко не так благополучен и един, как хочет казаться внешнему миру?

Давайте помыслим логически, насколько способен Китай стать мировым лидером: если конкурентным преимуществом Китая является многочисленная дешевая дисциплинированная и неприхотливая рабочая сила и ресурсно-сырьевая база (которой, правда, уже недостаточно для нужд промышленности), то ему показана ориентация на экспорт (такую линию и проводила КПК). Куда же китайцы могут экспортировать свои товары? В страны с высоким доходом и дорогой и требовательной рабочей силой (США, ЕС), либо с более высокими издержками (Россия). Но если ты работаешь на ИХ рынок, то ты не сможешь обогнать их. Чтобы обогнать США и ЕС, в качестве двигателя должен выступать внутренний спрос. Рынок Китая, безусловно, емкий (полтора миллиарда население, как-никак), но не для автомобилей, компьютеров и других товаров, которые по карману лишь зажиточным людям, а не рабам капитализма, трудящимся денно и ночно за миску рисовой лапши. Иными словами, чтобы обогнать США и ЕС, Китаю нужно будет создавать платежеспособный спрос внутри, т.е. увеличить уровень жизни населения и стоимость рабочей силы, что уничтожит его конкурентное преимущество и западные инвесторы смогут найти другие страны, где люди готовы трудиться за копейки. Например, Вьетнам или Индия являются конкурентами Китая в текстильной промышленности, а такие страны Африки как Нигерия и Египет, которые также перенаселены, имеют все шансы повторить китайский путь. Иными словами, Запад найдет себе другой сборочный цех, и китайское руководство это понимает. Какие же проблемы встают перед Китаем?

Когда грянул финансовый кризис 2008 года, экспорт Китая сократился почти на треть, но темпы роста остались достаточно высокими – 8 процентов. Как это возможно? Внутреннее потребление, о чем любят с гордостью говорить почитатели Китая. Но откуда взялись деньги у нищих китайцев на сотовые телефоны, машины, компьютеры и другие товары, спрос на которые резко сократился в США и ЕС?

На самом деле в Китае уже давно существует слой состоятельных граждан. Партийные функционеры, чиновники, бизнесмены, менеджеры могут себе позволить те же товары, что и жители развитых стран, особенно при дешевом потребительском кредите. А на кризисные годы как раз пришлось резкое снижение кредитных ставок: они упали с 7,47% в 2007 году до 5,31% в 2008 году и держались на этом уровне в 2009 году. Благодаря сниженным ставкам китайский класс потребителей компенсировал спад экспорта, что позволило КНР выйти из финансового кризиса относительно без потерь. Это могло бы выглядеть, как переориентация китайской экономики, если бы ставки по кредитам не начали расти в 2010 и 2011 годах и тенденция к росту сохраняется. Также подозрение вызывает и тот факт, что в то время, как в США шли баталии относительно принятия Плана по стимулированию экономики, в Китае средства уже были распределены. Иными словами, руководство КНР знало о наступлении кризиса еще в 2007 году (когда и было принято решение о снижение ставок по кредитам) и готовилось к нему, поэтому-то потребительский спрос начали накачивать заблаговременно, а после 2009 года – остужать (ставки по кредитам выросли на 0,29% до 5,60% в 2010 г. и еще на 0,60% в 2011 году), равно как и готовить примерный план стимулирующих мер. Отсюда можно сделать вывод, что шаги китайского руководства взвешены и основаны на трезвой оценке своих сил и возможностей, поэтому, если Китай не захватил полмира, как нас пугают, значит, либо у него нет на это сил, либо у его есть проблемы поважнее.

Проблемы Китая

Имущественное расслоение. Социальная рознь, вызванная классом потребителей, о котором говорилось выше, – серьезная проблема для Китая. Все мы знаем про децильный коэффициент (разница в доходах 10% самых богатых и 10% самых бедных). В 2006 году Китае он составляет 12 и на 10% самых богатых приходится 45% всех доходов (ChinaDaily, “IncomeGapWidensintheFirstQuarter”, 2006)! При том, что оптимальным считается значение децильного коэффициента от 5 до 7, как в Германии и Франции (в скандинавских странах он составляет вообще 3-4). В США данный коэффициент равен 15, но в Америке, во-первых, в принципе высокий уровень жизни, во-вторых, ее философия полностью оправдывает социальное неравенство. Китай же живет коммунизмом, замешанным на конфуцианстве и традиционализме. И здесь такая разница между богатыми и бедными – повод для возмущения. Так в 2009 году был убит рабочими управляющий компании Jianlong Steel Holding Company, поводом послужила в частности его слишком высокая зарплата. Иными словами, то, что спасло Поднебесную перед лицом кризиса, ведет его к социальным волнениям.

Помимо этого, разница в доходах имеет географический характер. В прибрежной полосе Китая проживает подавляющая часть населения, именно здесь кипит торговля и именно сюда прибывают иностранные инвестиции, в то время, как в континентальных районах, где добывается сырье для промышленности и сосредоточено сельское хозяйство, доходы гораздо скромнее даже по китайским меркам. Население пытается ездить на заработки в города, но, не имея прописки, внутренние мигранты могут рассчитывать на полулегальную неквалифицированную работу (ChinaEconomicReview, 21 (2010), 51-64), т.е. на классовую рознь накладывается географическая, что только усугубляет конфликт.

Социальная незащищенность. Давайте рассмотрим социальное обеспечение в Китае. Нетрудно догадаться, что на стариках правительство экономит и будет экономить (т.к. их доля будет только расти из-за демографической политики). Пенсионный возраст в Китае – примерно такой же, как и в России (60 для мужчин и 50 для женщин, 55 для женщин-служащих), и правительство собирается его повышать из-за «нехватки населения». Но как отмечают зарубежные исследователи, реально китайцы выходят на пенсию на 10 лет позже пенсионного возраста, а в деревнях – вообще после 70 лет. Причина тут одна – отсутствие уверенности в завтрашнем дне, т.к. государство не гарантирует достойную старость. Это является одной из причин высокого уровня нормы сбережений в Китае – китайцы откладывают себе на старость, т.к. один ребенок не сможет прокормить двух родителей, а государство не гарантирует пенсионное обеспечение на достойном уровне. Таким образом, можно сделать простой вывод – государство обрекает стариков на смерть в нищете, запрещая им иметь много детей, чтобы прокормить их на старости и выплачивая низкие пенсии, и то не всем. Как выдумаете, как будут относиться люди, воспитанные в культе предков, к государству, которое фактически обрекло их родителей на нищенскую старость?

Очень интересна и ситуация со здравоохранением: с началом рыночных реформ в 1978 году китайцы забыли о бесплатной медицине, но зато познакомились с практикой лечения от несуществующих болезней, имеющей целью лишь вытягивание денег из кармана. В то же самое время цены на медикаменты и услуги растут темпами в среднем 16 процентов в год, что на 7 процентов больше роста ВВП, т.е. год от года медицина становится недоступной для все большего числа людей (WinnieYipandWilliam Hsiao, ” China’shealthcarereform: atentativeassessment”). Иными словами, у китайцев есть достаточно причин быть недовольными правительством.

Межэтнические противоречия. Что же касается этнических меньшинств в Китае, то и среди них зреет недовольство. Говоря о Китае, порой любят упоминать об идеологии, согласно которой китайцами признаются даже уйгуры и монголы и, соответственно, территории, когда бы то ни было завоеванные монголами, должны принадлежать Китаю. При этом, никто не удосуживается узнать, что по этому поводу думают сами монголы, уйгуры, тибетцы и другие «китайцы». Из Китая поступает мало сведений относительно межэтнической напряженности, но даже того, что пробивает информационную стену, достаточно, чтобы сделать вывод, что ни монголы, ни уйгуры, ни тибетцы не горят желанием записываться в «китайцы», а страшилки про орды китайцев на улицах для них – повседневная реальность, ибо их китайцы пытаются ассимилировать и растворить. Плюс этнические меньшинства проживают в аграрных, следовательно, не в самых развитых провинциях, что добавляет межэтническому противостоянию еще и социальный оттенок.

Неустойчивый рост. Социальных волнений можно было бы избежать, если бы Поднебесная смогла бы расти увеличивающимися темпами в течение десятилетий, но есть веские основания сомневаться даже в экономической стабильности Китая. Первое, Китай – основной кредитор США, следовательно, куда Америка, туда и Китай. Второе – рост невозвратных долгов вследствие антикризисной политики. Дешевые кредиты спасли многие предприятия от банкротства, однако, имеются обоснованные сомнения в том, что эти долги когда-нибудь будут возвращены. Еще в 2010 году эксперты отмечали поворот в политике китайских госбанков: они все сильнее ориентируются на прибыль, не заботясь об интересах государства, что начало приводить к накоплению невозвратных долгов.

Помимо этого Китаю угрожает волна личных банкротств среди класса потребителей, вызванная тем, что население, взявшее кредит на покупку автомобиля, жилья или бытовой техники, просто не сможет расплатиться. Иными словами, внутренний спрос, вытянувший экономику Поднебесной, не сможет тянуть ее долго, т.к. он вызван не ростом доходов населения, а резким и временным (на два года) снижением ставок по кредитам.

Но наибольшую опасность для Китая представляет надувание финансового пузыря вокруг цен на недвижимость (ровно такой же пузырь лопнул в Японии в конце 80-х, вызвав волну банкротств и похоронив японское экономическое чудо, страна до сих пор не оправилась от этого удара). Так в некоторых регионах страны цены на недвижимость прибавляют по 20% в год, например, в Шеньджене, что вызывает приток инвестиций в недвижимость и, в свою очередь, вызывает рост цен. Таким образом, получается замкнутый круг (ты вкладываешься в недвижимость, т.к. цены растут, но цены растут, т.к. вкладываются в недвижимость, со временем, цены перестают реагировать на спрос на недвижимость, а реагируют исключительно на приток инвестиций), которому, чтобы функционировать, нужно постоянно расти, высасывая деньги из других секторов экономики. По утверждению Кена Рогоффа, экономиста из Гарварда, «Крах цен на жилье вызовет крах всей банковской системы».

Если вы думаете, что руководство Китая не понимает нависшей над ним угрозы народных волнений, то вы ошибаетесь. Несмотря на огромное население, Китай держит не самую большую даже в численном выражении армию. Сухопутные силы КНР насчитывают миллион с четвертью, что есть менее одной десятой процента от численности населения. Более того, для того, чтобы поступить на службу, необходимо не только быть здоровым, но, что самое главное, располагать рекомендациями из комсомола! Неблагонадежным оружие в руки не дают. Служба в армии дает безусловные льготы и человек, прошедший службу, скорее всего, построит успешную карьеру, будет верен партии и будет относиться не к классу дешевой рабочей силы, а к классу потребителей, управленцев и чиновников, которые и обеспечивают внутренний спрос китайским товарам.

При этом китайское руководство, похоже, увлеклось коллекционированием бумаги. Золотовалютные резервы Китая уже превысили 3 трлн. долларов. На днях Пекин, не зная, как распорядится такой огромной денежной массой, предложил кредиты европейским странам, находящимся на грани дефолта. Т.е. руководство Китая, подвергая жестокой эксплуатации собственное население и природу, использует полученный излишек денежных средств не для собственного развития, а для кредитования экономик развитых стран, закрепляя свое подчиненное положение.

Итак, как можно увидеть, Китай не является монолитом и установившиеся там диспропорции вполне вероятно могут привести к социальным потрясениям с необратимыми последствиями. У Китая много проблем – проблема устойчивого роста, проблема перенаселения и стареющего населения (которая имеет, среди прочего и этический подтекст), проблема чудовищного социального неравенства в «коммунистической» стране, межэтнические противоречия, разрушение окружающей среды – вот неполный перечень проблем этой страны. Это нормально для развивающегося государства, но для страны, которую мнят будущим мировым лидером, этого слишком много. Китай следует уважать, но его не следует бояться.

Роман Иноземцев

специально для «Народного Собора»

Источник: МРО НС